Интервью с рефери Виктором Корнеевым

supersidr 2916 дней назад 0 комментариев

Кроме бойцов, в ринге есть еще один человек, от которого зависит исход боя и который может влиять на его ход. Это рефери. В России смешанные единоборства все еще развиваются и судьи в основном приходят из других видов спорта, да и уровень их частенько отстает от зарубежных коллег. Но все же и у нас есть хорошие рефери. Один из них Виктор Корнеев. Вы могли его видеть на турнирах М-1 Selection и M-1 Challenge.

Понятно, что Ваша карьера должна была начаться с занятий спортом. Расскажите о своей карьере.

Начал заниматься боксом еще в школе. Со временем стал участвовал в областных и зональных турнирах, но не занимал призовых мест, так как я жил в маленьком городке в Калужской области, сам я не питерский, и уровень нашей школы бокса не был очень высоким. Затем в 1994 году я приехал в Санкт-Петербург, поступил в Военный институт физкультуры и начал заниматься рукопашным боем на одноименной кафедре. Соответственно начал выступать на институтских соревнованиях и на первенстве Ленинградского Военного округа по армейскому рукопашному бою. После третьего курса я перевелся в Санкт-Петербургскую государственную академию физической культуры имени П. Ф. Лесгафта, которую потом и закончил. Я считаю, что в жизни каждому человеку необходимо получить высшее образование. Так как связи старые остались, то мой тренер Виктор Васильевич Козак пригласил меня в команду Red Devil, которая на тот момент была единственной по боям без правил. Выступал я на турнирах "Универсальный боец", в кинотеатре Москва, в Гигант Холле. Схватки были похоже на бои по правилам армейского рукопашного боя, но проходили уже на более профессиональном уровне. Конечно, им было далеко до сегодняшних турниров. Через некоторое время я начал тренировать детскую группу и любителей в клубе Red Devil, который тогда располагался на набережной обводного канала.

Получается, что Вы сами выступали и занимались тренерской подготовкой?

Нет. Я занимался только тренерской работой. Одновременно делать два дела очень тяжело, к тому же я сам мало вешу: 72, а в первых турнирах были весовые категории до 92 кг и свыше. Для меня было очень сложно соревноваться в таких условиях. Из-за травм и трудностей в поисках соперника я пропустил год и нужно было догонять остальных, что было очень трудно. Поэтому я решил переквалифицироваться в тренера. Могу сказать, что мои ученики достаточно успешно выступали на уровне города и даже международных соревнованиях, которые проводились в Юбилейном.

Расскажите, как Вы переключились на судейскую деятельность?

Думаю, Вы знаете как это бывает. Тебе просто говорят: "Правила ты знаешь. Попробуй, здесь все легко. Это можно, а это нельзя". Через некоторое время втянулся. Конечно, вначале были ошибки и серьезные ошибки. Бывало, пытался вытягивать знакомых, а со стороны это выглядело плохо. Со временем многое пересмотрел и стал объективнее подходить к судейству.

Расскажите о работе над ошибками. Вы пересматривали бои или следили за замечаниями?

Судейство является неотъемлемой частью боя. Все понимают его важность. Бойцы и тренера тщательно изучают правила, ищут лазейки и способы схитрить, возможность подловить противника, чтобы он нарушил правила. К сожалению, в России уровень судейства в нашем виде не очень высокий. В разных странах он разный. В Японии и Америке уровень очень высокий. В Голландии же есть хорошие судьи, но есть и те, кто совершает очевидные ошибки. Для себя я понял эту разницу, после того как поработал с японцами на одном из турниров M-1 Challenge в Ледовом Дворце. Я посмотрел, как они работают в паре и после этого я осознал разницу в классе. Все, что я делал раньше по сравнению с их работой выглядело, как работа на начальном уровне. Нужно было многое исправлять. Я считаю, что для решения проблемы судейства, нужно больше привлекать на турниры зарубежных судей, ездить на семинары, зарубежные турниры, потому что, когда видишь все своими глазами, то оно выглядит совсем по-другому. По телевизору многое кажется простым, кажется, что можно все самому сделать, но когда смотришь вживую, все оказывается гораздо сложнее.

Насколько важно при судействе иметь собственный соревновательный опыт, чтобы знать, где можно нарушить правила, а где схитрить?

Конечно, нужно чувствовать, когда боец давит сопернику на запрещенные точки, и быстро пресекать это. Нужно по глазам спортсмена после пропущенного удара, понять сможет ли он выдержать очередной удар, насколько он ощущает бой. Особенно в этом жестком спорте, где перчатки жесткие, и многие удары на грани нокаута. Поэтому очень важно чувствовать этот момент, чтобы слишком рано не остановить бой или не допустить опасную травму. Что-то зависит от ситуации. Бывает, что кто-то пропускает удар, но затем переводит бой в партер и достаточно несколько секунд, чтобы он восстановился и продолжил бой, а может затем и выиграл. Бывает, в бою скручивают руку, чуть ли не до хруста в суставе. Ты останавливаешь бой, а он тебе заявляет, что мог вылезти. Травма же будет на совести рефери, поэтому он должен чувствовать, когда нужно остановить бой. Другой момент при удушении. Бывает, что рефери смотрит сверху, а боец уже уснул, так как все происходит в течение нескольких секунд. В такой момент очень важно видеть глаза и понимать состояние спортсмена. Для всего этого нужен опыт проведения боев.

В спорте всегда говорят о здоровье бойцов. Это ставят на первое место. Насколько это давит на решение? Ведь часто тренера и зрители недовольны быстрой остановкой боя.

Здоровье бойцов является одной из наиважнейших вещей. Ведь в случае травмы он может выйти из строя на длительный промежуток времени. Да, бывает, что зрители недовольны остановкой боя. Но надо понимать, что главным является именно здоровье бойца. Он не должен стать инвалидом после боя, вследствие тяжелого нокаута или разрыва связок. Все должно быть только на благо здоровья. Но сейчас бойцы уже выходят в ринг подготовленные и знаю чего ждать, будь то ринг или сетка.

Насколько тяжело объективно судить матч? Мы часто видим, что тренера требуют принять или изменить решение по ходу поединка, неистовствует зал, а Вам нужно следить за бойцами…

Конечно, давление бывает. Часто со стороны кавказских ребят. Они очень эмоционально реагируют на происходящее. Приходится искать компромиссы. В тех случаях, когда идет пересмотр ситуации, решение принимает главный судья.

Как Вы думаете, нужно ли готовить судей, рефери, как и тренеров, в высших учебных заведениях?

Насколько мне известно, в Америке есть школа рефери, также есть курсы, проводятся семинары, периодические аттестации. Можно сказать, что это целый институт. Конечно, при этом они стараются не пускать к себе других, но зато они в ответе за работу. В Европе все прежде всего зависит от организаторов турнира, насколько они хотят показать высокий уровень проведения турниров.

Часто Джона МакКарти называют лучшим рефери за историю смешанных единоборств. Насколько Вы с этим согласны?

Трудно сказать. Думаю, у него очень много опыта, что дает возможность лучше отстаивать точку зрения. Мне кажется, что это мнение складывает из-за его популярности, так как он судил на турнирах таких организаций как UFC и Strikeforce. Если брать для сравнения турниры PRIDE, то, по-моему, там работали люди, которые ничем ему не уступают. При этом в этой организации правила имеют меньше ограничений, чем в UFC. К тому же, кроме принятия решений в ринге, японцам нужно было правильно возвращать бойцов в ринг, после того как они вылезли за его пределы, придерживать канаты и помогать выпутываться из них. Плюс ко всему рефери в PRIDE имели при себе камеры, с которыми нужно управляться, потому что с них тоже берут картинку. Кроме Джона есть еще много хороших рефери.

Есть два подхода к ситуации, когда два бойца выкатываются за канаты. Первый – вернуть в стойку, а второй – развернуть их в ринге в то же положение. Какой подход правильнее? По Вашему мнению, что лучше: ринг или клетка для поединков смешанных единоборств?

Многие приходят к выводу, что клетка лучше. Если говорить о ситуации, когда бойцы выкатились за канаты, то ситуация, когда бойцы возвращаются в стойку выгоднее для ударника. Второй вариант предпочтительнее борцам. Мне кажется, что в смешанных поединках лучше разворачивать бойцов, сохранив их позицию, но не всегда это получается хорошо. Часто бойцы хитрят, рефери может отвлечься и забыть в каком положении они были. Часто бойцы начинают спорить о том, какая была позиция. В Японии работаю двое судей: один в ринге и один боковой, поэтому легче возвращать бойцов в положение, в котором они оказались за канатами. Бойцы часто хитрят в стойке, когда хватаются руками за канаты и цепляются за них ногой, чтобы их не перевели в партер. Это лишняя работа для рефери и лишние нервы, потому что секунданты начинают кричать в эти моменты и требовать от рефери немедленных действий. Бои в клетке лучше тем, что в любой позиции бойцу приходится рассчитывать на себя. Здесь нет моментов, когда рефери нужно вмешаться, чтобы переложить соперников.

В июле Вы судили один из этапов M-1 Selection. Вы провели в ринге все схватки, а в конце выглядели сильно уставшим. Насколько вообще тяжела работа рефери? Сколько времени рефери может работать с максимальной концентрацией?

Обычно на крупных турнирах, в рамках которых проходят 10-12 боев, работают три рефери. Они сменяются каждые два боя. То есть две схватки ты судишь, а четыре отдыхаешь. Концентрации внимания и поединка вполне хватает на это время. Конечно, когда проводишь все 12 боев, то это тяжело. К тому же сначала ты ходишь по раздевалкам, общаешься со спортсменами, разъясняешь правила. К концу турнира уже устаешь, начинается апатия. Кроме того, что находишься столько времени на ногах, тебе часто задают вопросы, требуют разъяснений по ходу бою. Кто-то слишком эмоционально принимает твое решение, приходится успокаивать. В июле я работал один, так как рефери, с которым я работаю в паре – Вячеслав Киселев – был в отпуске.

Большое спасибо, что ответили на вопросы. До свидания.

И Вам спасибо. До свидания.

комментарии к новостям

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.