Гилберт Айвел: «Не снимаю с себя вины, что укусил соперника за ухо»

supersidr 2085 дней назад 1 комментарий

Blood&Sweat предлагает вашему вниманию фрагмент эксклюзивного интервью одного из лучших нокаутеров в истории ММА Гилберта Айвела, взятое нашим корреспондентом для мартовского номера одноименного журнала.

— Как у тебя возникла идея о переходе в полутяжелый вес?

— Дело в том, что в тяжах отнюдь не всегда выигрывает лучший боец. У больших парней часто один удар решает все. Кроме того, нужно гораздо больше сил, чтобы бросить или повалить тяжеловеса, нежели полутяжа. Многие тяжеловесы даже сушатся, чтобы уложиться в отведенные UFC 120 килограммов. Мне с моими боевыми 95-102 килограммами трудно конкурировать с ними. Так что я принял решение выступать в категории до 93 килограмм. Здесь я чувствую себя лучше, двигаюсь быстрее, а моя сила все еще со мной. К тому же, в этом дивизионе больше парней, которые хотят драться, а не отлеживаться на мне весь поединок.

— Тяжело ли было тебе уложиться в отведенный лимит?

— Еще летом 2011 года я должен был драться в тяжелом весе, однако бой был отложен, а я так усердно тренировался, что вес мой упал до 102 килограмм. Тогда я подумал, что если так легко засушился до 102-х, то смогу согнать и до 93-х. Не сказать, чтобы мне было трудно. Я много бегал, ел здоровую пищу и усиленно работал на тренировках.

— Сожалеешь ли ты, что не сделал это, еще будучи бойцом UFC?

— Я понял, что просто большой полутяж, еще когда дрался в UFC. К сожалению, тогда я хотел драться в тяжах и был уверен, что смогу добиться там успеха. Что же, всему свое время.

— Куда ты пропал после увольнения из UFC, чем занимался?

— Я взял паузу, чтобы переосмыслить свою карьеру. Хотел понять, чем хочу заниматься, и есть ли у меня еще желание продолжать выступать. Не режимил, но и не распускал себя. Ходил в зал, тренировался и проводил время в свое удовольствие.

— На что ты жил в это время?

— Заработанных до этого денег хватало, а еще я вел занятия. Мне нравится учить людей драться. Это приносит удовлетворение, особенно когда видишь, как твои ученики прогрессируют.

— Ты тренируешь взрослых спортсменов или подростков?

— У меня есть ученики всех возрастов. Мне кажется, что легче учить людей, которые мало знают о единоборствах, так как они лучше воспринимают новое. Те же, кто раньше чем-то занимался, всегда думают, что они знают что-то лучше тебя. Иногда их приходится переучивать, и это нелегко.

— Ты дебютировал в UFC против Джуниора Дос Сантоса и проиграл нокаутом. Была ли остановка боя преждевременной?

— Уже прошло слишком много времени, чтобы вспоминать об этом. Сначала я думал, что поединок остановили рано. Но ведь одна из задач рефери — защищать здоровье бойцов. Судья сделал то, что посчитал нужным. Невозможно предположить, что могло бы случиться, не прими он это решение.

— Что ты думаешь о Дос Сантосе теперь, когда он стал чемпионом?

— Что же, это делает то поражение менее болезненным и менее значимым для моей карьеры. Получается, что я уступил парню, который настолько хорош, что даже завоевал титул.

— Почему тебе не удалось победить в боях против Бена Ротвелла и Джона Мэдсена?

— Это был очень тяжелый момент в жизни. Моя бывшая девушка сделала мое существование на тот момент невыносимым. Мыслями я не был в клетке. Не знаю, бывало ли с тобой такое, если нет, то поверь на слово – иногда женщина может с легкостью сделать твою жизнь адом.

— Возможно ли твое возвращение в UFC в том случае, если тебе удастся продлить победную серию?

— Конечно, я надеюсь на это и рассчитываю вернуться в UFC, выиграв несколько матчей подряд.

— В твоей карьере было множество ярких поединков. Какой из них получился наиболее зрелищным?

— Бой с Гари Гудриджем (в нем Айвел победил нокаутом на 28-й секунде первого раунда – прим. ред.), это один из моих любимых поединков. Также победа над Педро Риззо (Айвел выиграл нокаутом на отметке 2:10 первого раунда – прим. ред.), ну и с Бобом Шрайбером у нас получилась отличная трилогия, особенно первый и третий бои. А еще мы славно подрались с Джошем Барнеттом, хоть я и проиграл.

— Насколько хорошо ты знал Боба Шрайбера перед вашей первой встречей в ринге?

— Конечно, я слышал о нем, но близко его не знал. Когда же мы дрались второй и третий раз, то уже были хорошо известны друг другу.

— Какими моментами своей карьеры ты гордишься, а какими нет?

— Хороший вопрос. Однажды я укусил противника за ухо. Я не снимаю с себя вины за это. Но в целом же я горжусь своей карьерой: я дрался в PRIDE, в UFC, выступал в России, Голландии, Финляндии, да везде. К тому же, люди всегда любили мой стиль ведения боя. И это тоже повод для гордости.

— Так почему же ты укусил того бедолагу?

— Некрасивая история. Он боднул меня головой в лицо, а я вспылил и поддался эмоциям.

— По ходу карьеры тебе удалось объездить весь свет. Где тебе было наиболее комфортно?

— Сложно сказать, но в настоящий момент мой дом это Америка. Я очень люблю биться здесь, хоть выступления в США и не лишены определенных минусов.

— Почему ты переехал в США на постоянной основе?

— Моя ударная техника, на мой взгляд, находится на хорошем уровне, и в Америке я вряд ли узнаю что-то новое в этой области, но мне нужно работать над партером. В США для этого гораздо больше возможностей, чем у меня дома. Кроме того, в США на порядок больше спонсоров. Если бы я остался в Голландии, то у меня не было бы такой поддержки с их стороны.

— Успешно ли продвигается твое обучение борьбе? Скоро ждать коричневый пояс по бразильскому джиу-джитсу?

— Пурпурный пояс я получил за три месяца занятий. Но передо мной не стоит цели непременно получить новый пояс. Я ведь работаю не над грэпплингом, а над борьбой, которая применяется в поединках по ММА. Думаю, со временем я дойду и до коричневого пояса, и до черного.

— С другой стороны, у успешных грэпплеров часто неплохо идут дела и в ММА. Может быть, стоит попробовать себя в турнирах по грэпплингу?

— Да, ты прав. Мне действительно стоит попробовать.

— Отлично! Когда начинаешь?

— Пока не знаю (смеется). Возможно, я попробую после следующего боя. Тут есть одна загвоздка, я ненавижу проигрывать (смеется). А я ведь знаю, что в партере уступаю многим. Однако, ты прав, мне нужно попытаться. В скором времени постараюсь попробовать себя на таких турнирах.

— Какая ударная техника у тебя любимая?

— Удары ногами и коленями по корпусу. А еще я люблю бить левый хайкик.

— Где ты сейчас тренируешься?

— В настоящий момент я тренируюсь в лас-вегасовском зале Fight Capital у Джона Луиса. Я выбрал этот зал, так как знаю Джона уже более 10 лет. Иногда я также работаю в зале у Рэнди Кутюра.

— Возможно, ли сейчас совмещать выступление на высоком уровне, например в UFC, и постоянное проживание в Европе?

— Возможно, но я не считаю это умным поступком. Когда ты выступаешь в большой организации, то у тебя всегда есть, чем заняться. Если при этом жить в Европе, то тебе придется постоянно быть в разъездах.

— Ты провел много боев в России…

— Да, я обожаю Россию. Там было много веселых моментов. После боев мы всегда ходили в ночные клубы, зажигали там. Девушки у вас загляденье! Сейчас Россия сильно изменилась. В 90-х годах люди у вас были очень грустны, носили только темную одежду. Сейчас стало гораздо чище, люди улыбаются и одежду носят более яркую. Надеюсь, что вскоре я смогу вернуться к вам и провести еще один поединок перед русской публикой.

— Насколько конкурентоспособны наши бойцы по мировым меркам?

— Очень опасные парни. Они часто сочетают поставленную борьбу и хорошую технику бокса. В мое время очень сильны были ребята из команды Red Devil.

Полностью интервью с Гилбертом Айвелом вы можете прочесть в мартовском номере Blood&Sweat.

комментарии к новостям

TapouT Репутация: 86

Оценка комментария:

интересное интервью, спасибо.

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.