Михаил Царев: «Русские богатыри не пьют и не курят»

supersidr 1879 дней назад 5 комментариев

Blood&Sweat предлагает вашему вниманию эксклюзивное интервью российского легионера Bellator Михаила Царева (24-2), в котором боец из Новосибирска рассказал о поединке на Bellator 74, уровне развития ММА в России и многом другом.

— Миша, для тебя это первый бой под эгидой столь крупного промоушена, как Bellator, да еще и в США. Что он после себя оставил?

— Все было на высшем уровне. Это стоит того, чтобы всю жизнь тренироваться. Здесь отношение к бойцам разительно отличается от того, к чему я привык в России. Нет цели просто зарабатывать на бойцах. Также есть разница в отношении к спорту и тренировкам. Как мне кажется, в Америке в ММА вкладывают деньги, а у нас только пытаются заработать, поэтому у нас вряд ли когда-нибудь добьются подобного.

— В чем выражается разница в отношении к бойцам?

— Скажу прямо, если бы мы выступали в России, то жили бы в гостиничном номере за 3000 рублей. В США мы живем в очень дорогом доме. Все обслуживание на высшем уровне. Если говорить о тренировочном процессе, то здесь с тобой целенаправленно работают, чтобы ты получил свое.

— А какие отличия ты заметил в тренировочном процессе?

— В Америке больше делают упор на индивидуальный подход, тактику и физическую подготовку. Но главное, что они тренируют уже смешанным единоборствам, а не рукопашному бою или боевому самбо. У нас много бокса, дзюдо, вольной борьбы, но нет именно ММА.

— Почему ты вообще начал заниматься единоборствами?

— У меня спортивная семья. Когда мне исполнилось восемь лет, родители посчитали, что нужно отдать меня в секцию. Через дорогу от дома был зал самбо и дзюдо, туда меня и отдали. Поначалу мне очень не нравилось, было много слез, но потом я втянулся.

— Расскажи, какая дорога привела тебя в ММА.

— Первые турниры по ММА я увидел в 90-х. Постепенно мне становился все более интересен этот вид спорта, и я стал выступать на турнирах по панкратиону и рукопашному бою, а в 16 лет уже начал целенаправленно готовиться к боям по смешанным единоборствам. Где-то в 18 лет провел первый поединок по правилам ММА. Сначала мне просто нравилось драться, а позже я начал уже воспринимать это, как свою работу. Сейчас можно сказать, что я занимаюсь тем, что люблю, да еще и получаю за это деньги. Я нашел свое дело в жизни.

— Хватает ли тебе на жизнь тех денег, которые ты зарабатываешь в России?

— Моя основная работа это спорт. Я выступаю по рукопашному бою за внутренние войска, поэтому стою на полставки в команде округа, но, вообще-то, я живу от боя к бою, так что победа на Bellator пришлась очень кстати.

— Как родственники относятся к избранной тобой профессии?

— Нормально. Сначала спрашивали: «Зачем тебе это надо?». Но это моя жизнь, мой спорт и никто меня не переубедит. Конечно, они продолжают волноваться, но я каждый раз их стараюсь успокоить.

— Если бы ты не пошел в ММА, то чем бы сейчас мог заниматься?

— Я об этом никогда не думал. У меня еще в детстве были хорошие результаты в спорте. Я сам в себя не верил, но тренеры были уверены, что я способен дойти до уровня чемпионатов Европы. А сейчас у меня и мыслей нет о другом деле. Я уже выбрался в США, где тренируются ведущие бойцы мира, и теперь хочу завоевать пояс Bellator.

— Ты живешь и тренируешься в Новосибирске. Расскажи нам, где и как ты готовишься к боям?

— В Новосибирске нет школ ММА. Другие виды спорта дали мне базу, а остальное я изучал по записям боев, разбирал на тренировках, пытал реализовать в бою. Параллельно я занимался боевым самбо и рукопашным боем, но когда пришла пора выбирать, чем зарабатывать на жизнь, то я выбрал ММА.

Сейчас я по-прежнему сам готовлюсь к своим поединкам. Обычно я прихожу в зал, где тренируются самбисты или рукопашники, и вместе с ними отрабатываю то, что собираюсь использовать в будущем.

— Ты начинал выступать в легком весе, пробовал себя в среднем и в итоге остановил свой выбор на полусреднем. Почему произошла такая чехарда со сменами категории?

— Да, я начинал с легкого дивизиона, но потом у меня возникли проблемы со здоровьем, я перенес пару операций и стал набирать вес. Сначала я с 70 кг дошел до 82, а после и до 85. Но в Америке выступают бойцы мирового уровня, настоящие машины. Хотя я сгонял до 77, но среди них, наверное, был самым маленьким.

— А что за проблемы со здоровьем у тебя были?

— У меня лопнул аппендицит, и когда меня попытались промыть, то трубкой проткнули легкое. Три месяца я лежал дома под капельницей.

— То есть в будущем ты сможешь перейти и в легкий вес?

— В легкий вес я уже не перейду, так как уже и так гоняю по 7-8 кг.

— В последнем твоем бою ты дважды пытался провести удушение гильотиной, но оба раза соперник уходил. Почему прием срывался?

— Просто не хватило сил дотянуть. Или отвлекли удары. Не могу сказать.

— Не боялся, что в случае неудачи окажешься снизу?

— Нет. Мне снизу всегда было проще работать. Может в меня еще сильно не попадали в партере, но мне в этом положении легче, ведь соперник работает, а я отдыхаю, стараюсь подвернуться и улучшить позицию.

— Много сил потерял, пытаясь провести эти приемы?

— Нет, я много борюсь на тренировках и такого не было. Даже после сгонки я чувствовал себя нормально. Тут, думаю, большее влияние оказала акклиматизация. Я впервые в жизни почувствовал это состояние. Всему виной только она.

— Было такое ощущение, что на последних минутах боя ты дрался исключительно на «морально-волевых».

— Так оно и было. Если честно, то под конец я уже не хотел драться. Я не мог ни согнуть, ни разогнуть ни руки, ни ноги. Было ощущение, что легкие закрылись и не раскрываются. Но я впервые выступал в Bellator, дрался за команду RusFighters, и в голове пульсировала только одна мысль, что нужно во что бы то ни стало победить.

— Кто секундировал тебе в бою?

— Мой менеджер Алексей Жернаков и Александр Сарнавский.

— Насколько ценны были их советы, ведь ты никогда не тренировался вместе с Александром и Алексей был в твоем углу впервые?

— В основном, они подсказывали время, иногда давали советы. В принципе, я сам знал, что должен делать. Я уже опытный спортсмен и в этом поединке не было ничего тактически сложного.

— После победы позволил ли ты себе какие-нибудь послабления? Как отметил?

— Мы просто посидели, поели, чай попили и все. Послаблений никаких себе не давал. Я сам не пью. Я поддерживаю настоящих русских людей, богатырей, которые не пьют, не курят, а ведут здоровый образ жизни, занимаются спортом.

— Твой следующий противник Лайман Гуд. Можешь выделить его сильные и слабые стороны?

— Я не хочу сейчас ничего говорить, но в этом бою я постараюсь полностью раскрыться, так как в первом у меня это не получилось.

— В рамках Гран-при Bellator тебе предстоит драться раз в месяц. Не слишком ли жесткий распорядок?

— Абсолютно нормальный. Обычно в России я постоянно тренируюсь и нахожусь в форме процентов на 70. За свою карьеру я провел четыре или пять турниров-четверок. Так что один бой в месяц это как раз очень хорошо.

— Если удастся пробиться в финал, то не исключено, что тебя в нем будет ждать соотечественник Андрей Корешков. Вы уже обсуждали с ним подобное развитие событий?

— Нет, но мы с ним решим этот вопрос. Если вместе выйдем в финал, то все будет по справедливости, без всяких личных обид. Главное, чтобы чемпионом Bellator был русский, а там уж пусть победит сильнейший. Уверен, что бы ни случилось — мы с Андреем останемся друзьями.

комментарии к новостям

takemyhand1 Репутация: 0

Оценка комментария:

Красава, хорошо сказал!

санька Репутация: 0

Оценка комментария:

Грамотно все сказал!!!будем за тебя болеть.

Тоха Репутация: 0

Оценка комментария:

Красиво он американца задушил. В субботу буду болеть за него и за Корешкова. Надеюсь финал гран-при будет русским.

Пётр Бычков Репутация: 0

Оценка комментария:

как жалко что сарнавский проиграл!

peps Репутация: 0

Оценка комментария:

Отличное интервью, очень удивило что Миша по сути тренируется сам, уверен что если в Америке попадет в хороший лагерь под крыло известных тренеров у него будет большое будущее.

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.