Ола Афолаби завершил боксерскую карьеру

Ола Афолаби
Известный британский боксер, многократный претендент на титулы чемпиона мира, Ола Афолаби (22-5-4 бокс), которому сегодня исполнилось 36 лет, объявил о завершении карьеры.

Напомним, что в последнем своем поединке, который состоялся в феврале этого года Афолаби потерпел первое досрочное поражение в карьере, уступив в 10-м раунде экс-чемпиону мира в тяжелом весе Марко Хуку (39-3-1 бокс).

Сегодня Афолаби опубликовал открытое письмо своим фанатам, в котором объявил о завершении карьеры.

«Около 16 лет назад, когда я был голодным и практически бездомным пареньком, я впервые перешагнул порог боксерского зала в Голливуде. У меня не было ни опыта, ни знаний, ни особой силы. Но, я твердо решил заняться боксом.

И тогда в свои 20 лет я стал работать на износ каждый день. Мне нужно было как-то жить и я подрабатывал диджеем в ночном клубе, а также вахтером в студенческом общежитии, где вместо оплаты я получал койку в одной комнате с шестью иностранными рабочими.

После всего этого я еле живой и полусонный шел в боксерский зал, где меня ставили в спарринг-парнеры к таким звездам как Джеймс Тони, Франсуа Бота, Хулио Гонсалес и многим другим. Я старался вбирать в себя их опыт и рос с каждым днем как боксер. Я делал это на протяжении двух лет, пока меня не заметили мои будущие менеджеры Виктор Мартинес и Педро Росадо. Эти два чудесных человека дали мне нормальный кров над головой и еду. И за это я буду вечно им благодарен. Покойся с миром, старина Педро. Он не так давно покинул этот мир. Иногда мне кажется, что он все еще здесь и вот-вот мы сядем за ужином и шутя будем обсуждать дальнейшее развитие моей карьеры.

В 2002 году я провел свой первый бой. Он был четырехраундовым, но к этому моменту я уже легко проходил дистанцию в 12-ть раундов на спаррингах.

Я очень нервничал. Помню я думал: «А если я проиграю?! Что если все эти люди, которые верят в меня, особенно мои менеджеры, вдруг увидят, что я пустышка? И я снова окажусь на улице, без еды и дома». В итоге я свел бой вничью. Джеймс Тони и другие коллеги по залу говорили, что мы дрались на равных, но я до сих пор уверен, что я проиграл по факту. Мне подарили ничью.

Три года спустя я дрался против возрастного бойца бывшего чемпиона мира Орлина Норриса, который в прошлом бою на равных дрался с чемпионом мира Василием Жировым. Рекорд Норриса составлял 57 побед, 9 поражений и 1 ничья. Мой же рекорд был 10 побед, 3 ничьих и 1 поражение. Я согласился драться за неделю до боя. На меня смотрели как на промежуточный бой для Норриса, который только-только свел вничью бой с чемпионом. Я был проходным вариантом для него. Но я нокаутировал его в седьмом раунде.

После этого никто не хотел драться со мной. И я провел три года без поединков. Но все это время я тренировался и работал спарринг-партнером у многих звезд. Я постоянно дрался в залах. У меня была угроза отслоения сетчатки на правом глазу, четыре сотрясения мозга. Нередко к концу спаррингов у меня двоилось в глазах. В итоге из-за своих травм я не дрался на ринге в период с 25 до 28 лет. Что я хочу этим сказать. Я пропустил пик своей карьеры. Именно это и есть золотые годы для боксера, а они прошли мимо меня.

И вот проходит три года и мне предлагают бой с молодым проспектом, рекорд которого составлял 11 побед без поражений, 10 из них досрочных — Эрик Филдс. В своем прошлом бою он за 50 секунд нокаутировал бывшего чемпиона мира. Он считался просто убийцей в те годы.

Знаете сколько я весил тогда? Около 111 кг. Это больше чем на 20 кг больше той весовой категории, где я дрался обычно. Но, это было первое дельное предложение за три года! Я не мог отказаться. И я принял бой за четыре недели до его начала. И я сбросил 25 кг за четыре недели, вышел на бой и нокаутировал его в десятом раунде. Мне было 29 лет и хотя я пропустил лучшие свои годы, но кое-что мне все-таки осталось.

Вскоре после того боя я вновь получил классное предложение о проведении поединка в Манчестере против очень известного бойца — Энцо Маккаринелли. За неделю до этого боя я спарринговал с тогда еще никому не известным супертяжем — Тайсоном Фьюри. И он сильно подбил мне левый глаз. За два дня до крупнейшего боя в своей жизни, я лежал на больничной койке и врачи пытались меня починить. Хирурги сделали свое дело, но я еще две недели почти ничего не видел этим глазом.

И через два дня после операции я дрался с Маккаринелли. Парнем с рекордом 29 побед при 1 поражении и 23 победы он добыл досрочно.

Я отправил его в нокаут в девятом раунде и стал «временным» чемпионом мира по версии WBO. И парой месяцев спустя, когда мне все еще было 29 лет, мне предоставился шанс стать полноценным чемпионом мира.

Я впервые дрался в Германии против Марко Хука. Помню, когда я сидел в раздевалке перед боем — у меня было де жа вю. Я снова вспомнил свой первый бой и меня атаковали те же мысли. «А вдруг я ничего не смогу? А вдруг мне просто везло все это время? И я снова должен вернуться в зал, чтобы быть мальчиком для битья у чемпионов и тренировать детей, чтобы выжить.» — вот о чем я думал.

Но, я твердо решил — если проиграю, то покончу с боксом. Я получал за тот бой 175 000 $. Я в жизни тогда таких денег не видел. Не бойся, говорил я себе, этого хватит, чтобы начать достойную жизнь.

Я вышел в ринг и проиграл раздельным судейским решением. Но, это был бой, где я чувствовал себя на равных рядом с соперником. Но мне пришлось принять это поражение. Он был чемпионом мира, а чтобы побить чемпиона — нужно сделать это явно. Я этого не сделал, а значит проиграл.

После этого боя мне повезло подписать контракт с компанией братьев Кличко К-2 и Томом Леффлером. Впервые в своей карьере я имел возможность драться постоянно. Соперники не были труднее или легче, но у меня появилось постоянство, я был активен. Это было хорошо для меня.

В 2011 году я помогал готовиться Владимиру Кличко к бою с Дэвидом Хэем. И на спаррингах я потянул левое плечо. Или порвал мышцу, я так и не знаю этого. Потому что я тоже дрался в тот вечер и не хотел отменять бой. Я никому не сказал об этом и вышел на ринг травмированным. И я нокаутировал своего соперника в первом же раунде здоровой правой рукой.

Потом моя травма вскрылась, мне сказали сделать операцию. Но, в мои 30 лет операция означала выбытие из игры минимум на год. Это было слишком долго. Я обошелся без нее, но плечо так и не вправилось и беспокоит меня с тех пор постоянно.

Два года спустя, когда мне уже было 32 года я дрался с Хуком второй раз. Я считал, что это был последний год «второго» пика моей карьеры. Бой снова был в Германии. Я провел отличные 12 раундов и должен был стать полноценным чемпионом мира. Но, судьи выставили ничью. Это был просто грабеж. Они украли у меня мою мечту.

Реванш был одобрен, но мне пришлось ждать почти год. И мне уже было 33 года. Годы не щадят боксеров и отсутствие боев тоже, скажу я вам. Год без поединков с больным плечом, в общем, я проиграл третий бой. Но, я продолжил драться и даже выиграл титул IBO.

Затем, благодаря К-2 я получил шанс сразиться за пояс IBF, пожертвовав своим поясом IBO. Бой был в Аргентине и купаясь как-то в незнакомой реке после тренировки я подхватил инфекцию. Я бегал в туалет по 40 раз за два дня до боя с Рамиресом. И я проиграл ему судейским решением.

Семью месяцами позже я нокаутировал Олимпийского чемпиона Рахима Чахкиева и вернул свой пояс IBO.

И я вышел против Хука в четвертый раз, защищая свой титул чемпиона мира. И этот бой стал моим последним в карьере.

Почему я ухожу? Я всегда был реалистом. Бокс причинил мне много боли, но он же и принес мне много радости. И ее было больше. Мои кумиры Рой Джонс и Джеймс Тони были разбиты, когда им минуло 40 лет, я это прекрасно видел. И это были люди с таким талантом, о котором я мог бы только мечтать. И если возраст поборол их, то он и подавно поборет меня. И я не могу дать ему сделать это.

Единственное о чем я сожалению, так это о том, что не дрался в своем родном городе — Лондоне.

Я добился куда большего, чем многие бойцы могли бы только желать не имея опыта, влиятельной поддержки и связей.

Но, сегодня после двух отслоений сетчатки, выбитых плеч и сотрясений мозга, в свои 36 лет я должен сказать боксу «Прощай». Я заработал достаточно денег, чтобы жить обычной жизнью, при этом тратя их с умом.

Спасибо всем тем, кто верил в меня и поддерживал все эти годы.

Жизнь часто подсовывала мне лимоны, но я брал их и делал долбаные коктейли, чего и вам желаю!» — написал Ола Афолаби своим болельщикам.

1 Комментарий

  1. Сын Сибири Включено 16 Март 16, 12:25пп

    слишком много букв для такого посредственного бойца

Оставьте сообщение

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.