Дмитрий Смоляков: «Если не пройду бразильца, то и смысла нет дальше выступать»

Дмитрий Смоляков

Дмитрий Смоляков, подписанный зимой в UFC, проведет свой первый бой через неделю на UFC on FOX 20. Соперником Дмитрия станет Луис Энрике  из Бразилии.

На данный момент калининградец не потерпел ни одного поражения. Более того, все свои предыдущие поединки он завершил досрочно. Корреспонденты «Blood&Sweat» связались с Дмитрием и узнали, что для него значит предстоящий бой и какие цели он ставит перед собой в будущем.

─ Дмитрий, вы уже не первый день в штатах. Как проходит акклиматизация?

─ Честно, пока не могу понять. Начал тренироваться, но чувствую, что форма немного не та, что была в России. Время еще для восстановления есть, буду все оставшиеся дни подводиться к бою.

─  На своей страничке в социальной сети Вы делитесь фотографиями с рыбалки, в то время как Ваш оппонент приседает с какими-то немыслимыми весами. Пытаетесь ввести соперника в заблуждение таким образом?

─ Не, ну он красавец, что сказать (смеется). И я готовлюсь, но, как говорится, перед смертью не надышишься. Чего уже надрываться? Полгода по два раза в день пахал, надо и отдохнуть немного. Ну, а если серьезно, то я просто не выкладываю фото с тренировок. Нет такого дня, чтобы я не тренировался, занимаюсь достаточно.

─ В клуб к Луису Энрике недавно приезжал Гарбриэл Гонзага с целью помочь в подготовке к предстоящему бою. Расскажите, с кем готовитесь Вы?

─ Те, кого я хотел взять, не смогли поехать, так как мы поздно стали решать вопрос с визами. Из Калининграда со мной прилетел товарищ, который мне всегда помогает по боксу. К тому же здесь, в Штатах, живут мои друзья, осетины из сборной России по борьбе — все тяжи. С ними сейчас и борюсь.

─ Что можете сказать о своем противнике? Сильные и слабые стороны разбирали?

─ Честно сказать, я не готовлюсь конкретно под Луиса Энрике. Если не пройду его, то и смысла нет дальше выступать. Слабые стороны у бразильца, конечно, есть, и для меня они очевидны, но как получится в бою — будет понятно только на месте. У Луиса что борьба страдает, что ударная техника. Возможно, я ошибаюсь, поэтому готовлюсь к любому развитию событий.

─ В одном из интервью Вы как-то раз не очень лестно высказались о навыках борьбы бразильца. Подогреваете интерес к бою таким образом?

─ Я не нуждаюсь в этом. Вообще я не люблю про людей говорить что-то плохое, просто так получилось — хотел в тот момент сказать и сказал. А так у меня есть группа людей, чье мнение важно для меня, и есть те, чьи мысли меня мало заботят. Поэтому мне все равно, если вдруг к тем словам кто-нибудь придрался.

─ Вам не по нраву американский трэш-ток?

─ Трэш-ток? Да кто я еще такой? (смеется) Представляете, если наговорю всего, а потом проиграю и уйду?! Будет же совсем смешно. Как минимум мое мнение еще мало что значит. Что-то плохое говорить — это неправильно.

─   Тот факт, что у бразильца есть опыт выступлений в UFC, пускай и маленький, — плюс для него?

─ Ну, у меня вообще нет опыта в UFC. Но это не так и важно! Когда я настраиваюсь на бой, я спрашиваю себя, сможет ли этот соперник избить меня на улице. Да нет, конечно! Мне какая разница, дрался он в UFC или где-то еще? Если мне завтра предложат драться за честь семьи, я разве буду просматривать бои противника? Нет. Я пойду и буду драться.

Я не погружаюсь во время подготовки в предыдущие бои оппонента. Это лишь создает психологические проблемы. Идешь драться — дерись. Не важно, с кем. Рассчитывай на свои силы, а не трать время на нахождение плюсов и минусов соперника.

─  Вы говорили, что очень болезненно воспринимаете критику даже со стороны незнакомых людей. Нет ли из-за этого волнения перед боем?

Критика и волнение никак не связаны. Просто мне не нравится критика, и я бы в лицо любому критикующему это сказал, если бы имел возможность. Любому человеку неприятно, когда не тет-а-тет, а за спиной что-то говорят. А с волнением перед боем не вижу никакой связи. От этого боя у меня жизнь не зависит. Я же никому ничего не обещал — не хочу создавать таким образом лишнее психологическое давление для себя. Если буду выигрывать — отлично, если что-то пойдет не так — ничего. Для меня это обычные соревнования, которые отличаются от других только уровнем.

Так что никакого волнения нет, наоборот, я жду день боя с нетерпением. Календарь не перевернешь, к сожалению. Мне бы лучше уже завтра подраться, чем еще полторы недели маяться. Хочу поскорее зайти в клетку! Никакого упаднического настроения нет совсем. Чувствую себя прекрасно, я в хорошей форме. Мои спарринг-партеры говорят, что все, что я мог сделать, я уже сделал, успел поработать над всем. Проблем никаких нет.

─  В начале июля Вы могли провести поединок с Броком Леснаром, но отказались от этого…

По сути, у меня не было такой возможности. В UFC просто перестраховывались. Спросили у меня, буду ли я готов выйти в клетку, если у них что-то пойдет не так. Я ответил, что когда будет стоять такой вопрос, тогда и будем разговаривать. Не хотел обнадеживать. Но у них все решилось, Марк Хант согласился. В принципе, ситуация была такая же, как и с Гонзагой. Предлагали на замену Магомедова выйти, если вдруг что-то случится. Я согласился, но потом перезвонили и назначили это число. Значит, так и должно быть.

─ Вы пришли в единоборства в пятом классе — уговорил друг. Помните ли Вы первую тренировку, впечатления от нее?

Конечно, первые эмоции я уже не вспомню. Я пришел, увидел сильных людей в зале вольной борьбы и понял, что если я останусь, то смогу стать сильным мужчиной. Бывает, что находишь то, чем бы хотел заниматься всю жизнь. Вот и я понял, что мне нельзя уходить. Я нашел свое место. К тому же, согласитесь, вольная борьба — хороший вид спорта (улыбается).

─ А тренера своего первого помните?

─ Конечно! Мирошник Николай Митрофанович. Постоянно вижу его, когда в зал борьбы прихожу. В юности он меня воспитывал, а потом я пошел своей дорогой, поэтому мы стали редко общаться. Но при всем этом, надо отдать ему должное: когда мне было лет четырнадцать, я увлекся игровыми автоматами. Мама звонила ему, и он приезжал ночью, забирал меня. За это ему неземной поклон! В юности он был мне как отец. Он и тренер хороший, и человек душевный. К ученикам относится как к своим детям. Для нас, его воспитанников, он был примером!

─ Как он отнесся к Вашему переходу в смешанные единоборства?

Этого я у него не спрашивал. Да ни у кого я не спрашивал… Даже для моего друга Мамеда это стало сюрпризом. Когда я ехал на соревнования, то говорил ему обо всем только  перед самой поездкой, чтобы не пытался отговорить. Мог и не говорить вообще. Друзья звонили после боя, удивленно спрашивали, бился ли я. Можно сказать, просто ставил всех перед фактом.

─ После школы Вы поступили в университет им. Лесгафта в Санкт-Петербурге.  Почему выбрали именно его?

Мама посоветовала. Я вообще не пошел бы учиться после школы. Понятия не имел, что нужно куда-то документы относить. В Петербурге у нас родственники жили, порекомендовали этот ВУЗ, в итоге я поехал и подал туда документы. С первой попытки сдал экзамены и поступил.

─ Учеба повлияла на дальнейшее развитие в спорте или пошли учиться ради «корочки»?

Учиться надо всем и всегда. Как можно без учебы? В учении человек прогрессирует. Тогда я не планировал становиться профессиональным спортсменом. Да, были определенные мечты, связанные с вольной борьбой, которые растаяли после того, как я понял, что речи о сборной или первом номере быть не может. Поэтому я просто оставался спортсменом — сильным духом и телом. А когда уже начал тренироваться с Мамедом и другими ребятами, они мне сказали, что я в хорошей форме, многое могу. Но это уже после учебы было.

В Питере вообще жизнь тяжелая была. Жили в общежитии, голодали, денег почти не было. Хотели тренироваться и учиться, а на работу, соответственно, ни времени, ни сил не было. Совмещать невозможно просто. Тяжелый период жизни. В обмороки от голода чуть ли не падали. Для меня Питер — суровый город, где надо было пахать. В итоге лет в двадцать я бросил спорт, потому что нужно было зарабатывать деньги. На тренировки ходил иногда для себя, когда были время и возможность. А потом обстоятельства заставили возобновить тренировки. Знал, что уеду в Америку, месяца за четыре попытался восстановиться. И уехал в Штаты.

Если бы Вам предложили вернуться в прошлое и что-то изменить, ты бы оставил все, как есть?

Да, не стал бы ничего менять.. Только не стал бы связываться с некоторыми женщинами (смеется).

Вы сейчас за здоровый образ жизни? Говорили, что в Америке много что попробовали…

Я отрицательно отношусь к курению, алкоголю и всему остальному. Для меня сейчас это табу. Я веду трезвый образ жизни. Да, был определенный период в жизни, но я быстро протрезвел. Как говорится: «Все, что было в Лас-Вегасе, останется в Лас-Вегасе».  Есть такая наука — собриология, которая изучает влияние алкоголя на организм человека. Нет никакого умеренного питья, культуры питья — есть алкоголизм. Все начинается с малого. Кто-то может остановиться, но у большинства нет тормозов, и все заканчивается плохо. Поэтому я за здоровый образ жизни.

Кстати, а как Вы относитесь к ужесточению допинг-контроля?

  Я рад, что дерусь именно в UFC, потому что здесь есть допинг-контроль. Считаю, что все спортсмены должны быть равны друг перед другом. Мне не хочется драться с химиком. Я его не боюсь, мне просто это не нравится. В UFC все бойцы в равных условиях — кто как подготовился, тот себя так и проявит. Прекрасно, что ужесточили допинг-контроль. Многие спортсмены, которые раньше принимали запрещенные препараты, сейчас не могут показывать тех же результатов.

  К Вам уже приходили с проверкой. Были удивлены?

Да, на днях вот приходили. Я указал, что можно приходить с семи утра, но я не мог даже предположить, что они придут ровно в семь! Поспать не дали (смеется). Как все проходит? Говоришь место, где ты можешь быть каждый день, оставляешь им номер телефона. Проверяющие могут появиться в любое время, которое ты указал.

Как считаете, российским промоушенам следует так же тщательно относится к подобным проверкам?

Это очень дорого! Если в турнире дерется человек двадцать, то получается приличная сумма. Потянут ли это наши промоушены? И так почти все турниры в России сейчас идут в минус из-за кризиса.

А Вы следите ли за российскими промоушенами?

Слежу только за ребятами, которых поддерживаю. А так сильно не погружаюсь. Мне интересен UFC, поэтому я максимально сосредоточен на нем. Для меня этот промоушен является показателем. Чего лукавить, UFC — лучший в мире. Ты можешь без поражений идти в любом другом, быть реально очень сильным, но ориентироваться всегда надо на UFC.

─ Считаете, что наши промоушены могут составить конкуренцию UFC в ближайшем будущем?

─ Даже не знаю… Последний турнир у Fight Nights был достаточно масштабным, например. Однако откуда у наших организаций такое количество топовых бойцов? Посмотрите, какие гонорары дают спортсменам в UFC. Если ты хороший спортсмен, если ты заводишь публику — тебе не обидят деньгами после боя. И это еще далеко не все суммы. Есть еще доходы с трансляций, спонсорская поддержка…

─ За спортсменами, выступающими в российских организациях, следят в Штатах?

─ Конечно, нашими интересуются. Но фанатичного интереса к российским бойцам здесь вообще нет. Если нужен какой-то конкретный персонаж в какую-то конкретную категорию, то его ищут. А так, если честно, самим русским в Америке зачастую все равно, что происходит в России…

─ Вообще, чтобы в UFC заметили, следует драться именно в Америке? Проще ли из американских промоушенов рангом ниже пробиться в UFC?

─ Все возможно. Можно выбрать этот путь, можно другой. Все зависит от спортсмена и от того, что он из себя представляет, от его весовой категории. В средневесы попасть намного сложнее. Конкуренция очень большая! У американцев там и своих бойцов хватает. Вот на легковесов и тяжей спрос есть, поэтому россиянам из этих категорий реальнее всего попасть в UFC. Из российских тяжей, думаю, один из самых перспективных — Руслан Магомедов.

─ Ваш приход в UFC — удача или закономерность?

─ Все вместе. Знаете, 90% еще от менеджера зависит. Кто ты такой без него? Никто не будет с тобой общаться, пока ты ничего из себя не представляешь. Таких, как ты, в Америке очень много. Поэтому дело менеджера — сделать так, чтобы тебя заметили. От него зависит, как к тебе будут относится — или ты «мясо» или интересная личность. Твои выступления — не единственное, что влияет на карьеру.

─ Вы со своим менеджером обсуждаете возможных соперников?

─ Естественно. Мы смотрим в будущее, у нас есть своя стратегия, некий план, которому надо следовать. Дай Бог, чтобы в бою с Энрике мне удалось показать все, что я хочу. Никто не застрахован от неудач, все мы люди. Допускаю, что-то может пойти не так. Но надеюсь, что такого все же не произойдет. Одно могу сказать — я не ставлю перед собой задачу минимум, я не стану пасовать. Если уж взялся — нужно выкладываться по полной.

─ В Америке популярно женское ММА. Как Вы относитесь к девушкам-бойцам?

─ Мне нравятся спортивные девушки. Я с удовольствием смотрю женские бои. Если людям нравится этим заниматься, то почему нет?!

─ Делите спорт на «женский» и «мужской»?

─ Нет. Чем больше люди занимаются спортом, тем меньше у них времени страдать ерундой. Да, я не понимаю, например, мужской художественной гимнастики…Что же касается женского пола, то, считаю, что девушка-спортсменка гораздо красивее, чем неспортивная дама. Дай Бог, чтоб больше дам занималось спортом! Это прекрасно!

Если говорить о профессиональном спорте, то в нем присутствуют колоссальные нагрузки, что создает определенные риски для здоровья. Тем не менее, спортсмены, согласитесь, очень красивые люди. Как внешне, так и внутренне. Если затрагивать тему женских единоборств, то я «за». Посмотреть даже на характер Джоанны Енджейчик — он покруче, чем у любого мужика! Женщина крепкая, волевая, будет делать все на максимуме, скрипеть зубами, но терпеть. Такие дамы вызывают только уважение.  Женщины бойцы дерутся очень технично, с характером. Это очень интересно смотреть.

─ Бой между Мишей Тэйт и Амандой Нуньес смотрели?

─ Жаль, что Тейт слабо выступила. Не следил за этим боем пристально. Я ждал поединка Джоанны Енжейчик. Вот он был для меня одним из главных. Она круто подралась. Сперва проигрывала по борьбе, но так как это был пятираундовый бой, она собралась в конце. Джоанна —  очень выносливая. Сдержала напор, соперница выдохлась.

─ Расскажите о своей жизни вне ММА. Как проводите свободное время?

─ Много чего люблю делать. Кино, например, смотрю с удовольствием. Особенно исторические фильмы. Еще фильмы прошлых лет пересматриваю с удовольствием. Много интересного для себя находишь, что-то открываешь заново. Другое увлечение — путешествия…

─ Какое место впечатлило больше всех?

─ Знаете, все зависит от настроения. Прага — очень красивый город…Италия — вообще «космос»! Ориентируюсь еще на то, один я еду отдыхать или не один. В этом году на Бали был. На мотоцикле часть острова проехал. Надеюсь, в следующем году удастся еще раз слетать туда. Там такие пейзажи!

─ Вы больше все-таки сторонник цивилизации или любите экзотику?

─ Ездил я в Бангладеш один раз. Никогда в жизни туда больше не поеду! На европейца там смотрят как на дикаря. Видят, что ты другой веры, что не свой. Вообще с мусульманами у меня очень хорошие отношения. Но там другая страна, другая культура и совершенно другие люди. Я себя чувствовал не в своей тарелке. Для того, чтоб дойти от гостиницы до зала, приходилось нанимать вооруженных телохранителей, потому что никто не мог гарантировать безопасность…

Люди там спят на улице прямо на дорогах. При этом там столько народу — муравейник какой-то! На десять шагов отошел — уже не найдешь человека. Все-таки развитые страны привлекают больше. Я в свое время сам «поварился» в бедности, поэтому хочется какого-то комфорта теперь. Да и тем более я живу в Калининграде, а там из аэропорта в Гданьске вылет в любую точку Европы за какие-то копейки. Так что Европа мне все-таки ближе.

─ Каковы Ваши планы относительно бойцовской карьеры?

─ На данный момент нет у меня еще никакой спортивной карьеры. Ну, повыигрывал там немного, хорошо боролся. Когда приезжала сборная России по борьбе, на тренировках мог сильных ребят выиграть. А так ничего еще не добился. Мастер спорта — все лишь звание. Никаких вершин я не покорил, пару-тройку турниров выиграл. Я не прибедняюсь, а считаю, что сейчас только начинается моя карьера. Боролся для того, чтобы сейчас раскрыться в смешанных единоборствах. Если бы в свое время полностью посвятил себя вольной борьбе, то, вероятно, из-за травм бы ушел из спорта, или «наелся» бы уже к этому времени.

В будущем интересно подраться с сильными ребятами. Подерусь успешно — буду в топе. Ну а дальше и до шлема можно добраться (смеется). Ну а если окажется, что я плохо готов и не могу составить конкуренцию сильнейшим — завершу карьеру. Третьего не дано. Либо ты оправдал надежды, либо нет. Контракт у меня на четыре боя, поэтому в каждом нужно выложиться на все сто. Настраиваюсь я только на победу, но ММА настолько непредсказуемый спорт, что никто не может сказать, что будет завтра. Даже в боксе еще что-то спрогнозировать можно. А здесь каждый может победить каждого.

Интервьюеры: Юлия Воробьева, Александра Соснина

5 комментариев

  1. Corbett Включено 16 Июль 16, 8:47пп

    На удивление адекватный человек, и главное не собирается «рвать и метать».

  2. сергей Включено 16 Июль 16, 9:54пп

    сильный парень

  3. Joshua Включено 16 Июль 16, 9:55пп

    да интересный товарищ, кореш Халидова, надо притопить

  4. icuken Включено 17 Июль 16, 12:06дп

    кореш Халидова, секундант Шлеменко. Парень со своим мнением и не стесняется его. Удачи! Все остальное есть. Удар, кстати, сумасшедший даже по началу, с кривой техникой был. От джеба людей болтало.

  5. Vitalya Включено 17 Июль 16, 4:00дп

    ДМИТРИЙ СМОЛЯКОВ: «ЕСЛИ НЕ ПРОЙДУ БРАЗИЛЬЦА, ТО И СМЫСЛА НЕТ ДАЛЬШЕ ВЫСТУПАТЬ» и для чего с таким настроем на бой подписываться в UFC ПЕЧАЛЬНЫЙ:

Оставьте сообщение

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.