Миша Алоян: «Наша сборная могла выступить лучше»

05 Сентябрь 2016 | , , | 7 Comments   

Миша Алоян

Российский боксер-легковес Миша Алоян в последний день Олимпиады пополнил медальную копилку сборной серебром. В откровенном интервью корреспонденту Blood&Sweat спортсмен не только подвел итог своему выступлению, но и рассказал о сложившейся в любительском боксе ситуации, о российской сборной, своих планах и об отношении к ММА.

Как признается сам Алоян, в любительском боксе сейчас многое решается заранее, поэтому своим заслуженным вторым местом он доволен.

«Сплоченности в команде не было»

— Миша, прошло уже достаточно времени после Вашего финального поединка с Зоировым. Эмоции от Олимпийских игр уже немного улеглись?

— Признаться, сразу после Олимпиады я был расстроен, ведь находился в шаге от «золота». Да и бой провел такой — не назовешь ни проигранным, но и выигранным не назовешь тоже. Однако судьи решили, что соперник был сильнее. Это очень огорчило, конечно. Сейчас отошел уже от тех эмоций. Нужно принимать то, что есть. Хорошо, что я завоевал эту медаль, несмотря на все неспортивные факторы, которые окружали эту Олимпиаду и бокс в частности.

— Вам выпало провести свой финальный бой в последний день Игр. Сильно волновались?

— Я не ощущал давления, которое могло бы помешать. Не было какого-то особенного волнения. Вполне обычное, как и перед каждым боем. В Лондоне, на своей первой Олимпиаде, я волновался больше, в Рио же чувствовал полную готовность. В Бразилию я приехал уже другим человеком — боксером с именем, можно сказать. Чувствовал себя отлично. Но так сложилось, что взял «серебро».

—  Ваш первый тренер Николай Салихов сказал, что в финальном поединке не хватило натиска с Вашей стороны. Не начни Вы вторым номером — могли бы и «золото» взять. Какую установку Вам дали тренеры? 

— У каждого может быть свое мнение. Наверное, Николай Михайлович просто вспомнил то, что я показывал у него на тренировках в детстве, а тогда я действительно много работал первым номером.

В финале работать первым номером я пытался во втором раунде и провалил тот отрезок. Если бы я полностью придерживался установки, которою мне дал тренер, то пробоксировал бы лучше. С каждым соперником нужно работать по-разному. С Зоировым надо было работать на его ошибках и стараться дать ему как можно меньше возможности поймать на ошибке меня. Мы с моим тренером Эдуардом Кравцовым не исходим из того, каким номером следует работать, а стараемся сделать все, что нужно для победы.

Эдуард Кравцов заявил о своем уходе из сборной. Разговаривали с ним уже по этому поводу?

— Да, разговаривали. Скажу так, пока конкретного решения нет. У  Эдуарда Викторовича остался неприятный осадок, он немного разочаровался в любительском боксе. Да и не только он. Многие ребята из разных сборных тоже разочарованы.

Кто-то теперь уйдет в профессионалы, кто-то закончит карьеру. За Эдуарда Викторовича говорить не могу, но, думаю, время все расставит на свои места.

«Я горжусь именно этим «серебром» и не хотел бы иметь медаль, заработанную нечестным путем».

— В Инстаграме Вы написали: «Я серебряный призер Олимпийских игр в Рио, и моя медаль НЕ куплена». Что подразумевали под этой фразой?

—  Я горжусь именно этим «серебром» и не хотел бы иметь медаль, заработанную нечестным путем. Все, чего я добился — плод долгой и тяжелой подготовкой. Думаю, те, кто смотрел бокс, сами все видели. В некоторых весовых категориях судьи принимали спорные решения.

— Может, ситуацию осложнил допинговый скандал перед Играми?

— Нисколько. Бокса вообще эта ситуация с допингом не сильно коснулась, поэтому не думаю, что на решение судей как-то повлияли предшествующие Олимпиаде события.

— А сборная как воспринимала все, что было перед Рио?

—  Боксеры об этом даже не думали. Нас допустили до Олимпиады, и мы продолжили готовиться, как и готовились прежде. В Рио, конечно, у россиян брали немного больше допинг-проб, чем у других спортсменов, но это особо не мешало. Привыкли уже.

— Вас после финального боя действительно пять часов продержали в допинг-комнате?

— Да, но в этом ничего удивительного. Это стандартная процедура.  Кто-то сдает пробу за полчаса, кто-то за пять часов. Просто меня пришлось немного подождать. Силой никто не держал, ждали, когда буду готов.

— Российский бокс на этой Олимпиаде оказался в сложном положении.  Чем была спровоцирована нездоровая обстановка?

— У нас не было сплоченной команды задолго до Олимпийских игр. Раньше в одной весовой категории разыгрывалась одна олимпийская лицензия, сейчас же правила немного изменились. В одной категории могли оказаться равные по силе боксеры, имеющие лицензию. Конечно, каждый из них хотел бы поехать на Игры, но вести нужно было одного. И вот тут спортсмены начинали косо друг на друга смотреть, а руководители регионов вести не совсем честные игры. Не всегда за олимпийские лицензии боролись по олимпийским правилам… Не подумайте ничего плохого, ребята в сборной нормально общаются между собой, не конфликтуют, но сплоченности нет.

В команде было достаточно много новых спортсменов. Мало кто из них оправдал надежды болельщиков. Слова главного тренера Александра Лебзяка про «туристов» в сборной наверняка были сказаны в их адрес. Их это сильно задело?

— Конечно, они не в восторге были. Меня это не задело никак. Эти слова были сказаны не про меня, поэтому на настрой они не повлияли. Осуждать Александра Борисовича я не в праве. Он сказал то, что думал.

Как в целом можете оценить выступления наших боксеров на Олимпиаде в Рио?

—  Многие из наших ребят могли бороться за медали. Поэтому если с точки зрения максимализма подходить, то могли выступить лучше и бороться за первое общекомандное место, но были факторы, которые не позволили нам это сделать.

  Вашу жизнь игры в Рио изменили?

  Да. Обычно после подобных поражений у меня бывает какой-то ступор, наступает тяжелый период. Но после этого финала я получил столько слов поддержки, столько поздравлений из разных уголков мира — вы не представляете! Это серебряная награда для болельщиков, да и для меня — на вес золота.

Сейчас не хочется комментировать решение судей, а хочется выразить огромную благодарность всем тем, кто всегда был рядом со мной, пусть даже мысленно. Эта поддержка для меня стала важнее первого места. И после Рио я это окончательно осознал.

«Не считаю, что с Макгрегора нужно брать пример».

— Вы сказали, что не уйдете после Олимпиады в профессиональный бокс. Тем не менее, у вас есть желание попробовать себя в профессионалах когда-нибудь?

— Желание такое есть. Как есть желание все-таки выиграть Олимпиаду. Однако профессиональные бои и подготовку к Играм сложно совмещать. Пока ничего конкретного сказать не могу. Жду, когда закончится период отдыха. Переговорим с тренером насчет этого.

—  А бои профессионалов смотрите?

—  Да, обычно смотрю звезд. Например, нравится Флойд Мейвезер. Раньше Рою Джонсу-младшему и Майку Тайсону симпатизировал, были моими кумирами. Сейчас есть боксеры, за поединками которых я слежу. Например, украинец Василий Ломаченко. Однако кумиров нет. Не в том я возрасте уже.

— В детстве  у Вас был период, когда Вы занимались борьбой. Сейчас следите за успехами российских борцов?

— Вольной борьбой я занимался всего три месяца. После нее все же в бокс ушел. С ребятами-борцами мы общаемся, со многими у меня дружеские отношения. В Рио часто пересекались, болели друг за друга.

—  Набирают популярность смешанные единоборства. Как к ММА относитесь?

— Мне нравится. Это зрелищно, эффектно. Но иногда бывают такие поединки, после которых назвать ММА спортом язык не поворачивается. Столько крови. Ужас!

Многие сходятся во мнении, что ММА — это больше шоу. Согласны?

— Отчасти. Это в штатах обычно любят много лишнего наговорить перед боем. За нашими спортсменами такое редко наблюдаю. Россияне скромнее, культурнее. Вы посмотрите на Федора Емельяненко! Как можно сравнить Макгрегора и Емельяненко?! Емельяненко — великий боец. Не зря его называют «Последним Императором». Он всегда ведет себя спокойно и уважает соперника. А Конор как себя ведет? Оскорбляет всех, фотографируется голым… Разве так поступает мужчина?! Не считаю, что с него нужно брать пример.

«С возрастом я становлюсь только крепче».

— Новосибирские спортсмены завоевали в Рио пять медалей. Это еще раз доказывает, как богата наша большая страна на таланты. Как Вам тренировочные условия в Новосибирске?

— (молчание) Никаких вообще. В плане бокса…

—  Неужели бокс не пользуется популярностью?

— Люди хотят заниматься, но нет хорошей академии бокса, нет хороших залов. А если и есть, то это больше какие-то частные бизнес-проекты, которые рассчитаны на зарабатывание денег, а не на подготовку спортсменов.

Я свои сборы в Москве провожу, так как боксерской базы в Новосибирске нет. Надеюсь, когда-нибудь ситуация изменится.  А пока готовлюсь в другом городе, спарринг-партнеры там хорошие, да и сама подготовка обходится дешевле, чем сборы за границей.

  Город Вам оказывает поддержку?

— Конечно. И город, и область. Наш губернатор много вкладывает в развитие спорта, поэтому проблем с подготовкой не испытываю. К тому же мои партнеры из «РАТМ Холдинга» и НЦВСМ многое делают для меня. В этом плане все хорошо.

— И все же не было желания перебраться в Москву, где тренировочные условия лучше?

— Нет-нет-нет! Я люблю Сибирь. Я — сибиряк. А в Москве я жить не могу. Слишком много ажиотажа, сумбура. Какая-то не такая энергетика. Не представляю себя и свою семью там. Мне нравится жить в Новосибирске. Да и как я брошу тех людей, которые столько сил в меня вложили, так меня поддерживают?! Мой переезд стал бы своего рода предательством…

— На Олимпиаде в Лондоне Вы взяли бронзу, в Рио стали серебряным призером. Уже поставили себе цель завоевать золото в Токио?

— Есть такое желание, но сейчас нужно восстановиться. Месяц отдохну, а потом начну тренировки.

Чемпионат России, как известно, Вы пропускаете…

—  Да. Бои планирую провести в следующем году. Не нужно форсировать подготовку.

— Профессиональный спорт — огромное испытание для организма. Вам 28 лет, на след Играх уже будет 32. Ощущаете, что с возрастом становится тяжелее?

— Знаете, с возрастом я становлюсь только крепче физически. Когда я дрался в AIBA Pro Boxing 12 раундов, то было даже легче. Может, это из-за того, что на три раунда как-то по-другому приходится настраиваться. В любом случае я уверен, что моих резервов еще на долгое время хватит.

  Кем себя видите в далеком будущем? Тренером?

— Тренерское дело очень сложное, постоянно нужно быть на сборах со своими спортсменами. Честно, не хочу этим заниматься, не мое это. Хочу помогать боксу другими способами. Может, со стороны бизнеса. Время покажет.

Интервью: Юлия Воробьева

7 комментариев

  1. Old Backs Включено 05 Сентябрь 16, 6:55пп

    «Я — сибиряк». Кхм, нет.

    Вообще боксёр талантливый, на золото натрудился, но боюсь поезд уехал, через 4 года уже возраст возьмёт своё.

  2. andreyyich Включено 05 Сентябрь 16, 7:00пп

    Это как сборная России по футболу ….

  3. 8YD1 Включено 05 Сентябрь 16, 10:30пп

    Миша-красавец. Человек вправе считать и идентифицировать себя с тем местом, где живет, и которое ему дорого, вне зависимости от своей национальной принадлежности. Тот же Бувайсар, прославил Сибирь, и никуда не уехал, там же тренит, и предан Красноярску. Гордиться надо такими людьми. Алояну-здоровья и успехов!

Оставьте сообщение

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.