Александр Шаблий: «С иностранцами драться интереснее, чем друг с другом»

umbra 9 дней назад 2 комментария

 Александр Шаблий

Боец АСВ Александр Шаблий, которому 17 июня предстоит провести поединок против Адама Таунсенда в Ростове, дал эксклюзивное интервью журналу «Blood&Sweat».

«С Таунсендом было бы интересно пройти всю дистанцию»

— Это Ваш третий бой в ACB и второй бой в Ростове. Свой последний поединок Вы проводили там же против Эдуарда Вартаняна и уступили раздельным решением. Но уже 17 июня у Вас будет шанс реабилитироваться перед ростовскими болельщиками. Можно ли назвать это самой сильной мотивацией на победу?

— Одна из мотиваций — мое последнее поражение. Естественно, нужно реабилитироваться. В принципе, к каждому бою я отношусь серьезно, но Адам — один из сильнейших соперников в моей карьере, поэтому готовлюсь основательно.

— После боя с Вартаняном Вы заявляли, что в вашем противостоянии не поставлена точка. Долго переживали поражение?

— Переживал? Не совсем подходящее слово… Конечно, я испытал горечь поражения, но не хотел бы вновь поднимать тему судейского решения — по этому поводу я уже высказывался.

— В Fight Nights судейское решение отдать титул Георгию Кичигину в бою с Гаджимурадом Хирамагомедовым закончилось скандалом. Вам приходилось попадать в ситуации, когда решение судей вызывало у вас бурные эмоции, с которыми трудно было справиться?

— Знаете, с эмоциями иногда действительно трудно совладать. Особенно когда понимаешь, что ты выложился полностью, а у тебя забирают твой кусок хлеба и обесценивают старания…

С одной стороны, Гаджимурада можно понять. Да и кавказский темперамент тоже сыграл роль. У самого по молодости бывали ситуации после любительских боев, когда я был не согласен с решением и спорил с судьями.

— Чтобы не было споров, надо хорошо изучить оппонента и одержать безоговорочную победу. Первое, что делаете, когда собираетесь разбирать соперника? Смотрите статистику?

— Статистика — одно из звеньев большой цепи. Но нельзя опираться только на нее. Бывает, что ты проводишь хороший бой, но допускаешь ошибку, которая влияет на результат.

— Ваш поединок с Таунсендом сделали основным боем вечера. Это накладывает дополнительную ответственность?

— В этот раз мне бы хотелось пройти все три раунда — это прежде всего опыт. Перед Эдуардом у меня последние бои заканчивались досрочно. Пусть я и настраивался на долгий поединок с Вартаняном, но все равно в каких-то моментах поспешил. Это сыграло свою роль. Эдуард же был полностью готов. У него последние несколько лет практически все бои были трехраундовыми, и он лучше чувствовал клетку.

Сейчас, в бою с Адамом, я хочу насладиться моментом и провести все три раунда. Много сил уходит на подготовку, и мне бы было интересно пройти всю дистанцию.

— В интервью Адам сделал громкое заявление, назвав себя одним из лучших бойцом планеты. Вы считаете его таковым?

— Если посмотреть его рекорд, то можно заметить, что последние поединки он проводил с сильными спортсменами, а последние несколько лет и вовсе дрался в главных боях. Среди соперников Адама не было проходных бойцов с рекордом 5-5 или 5-10. Были хорошие и крепкие ребята.

«Бразильская школа — одна из лучших, но мы не отстаем»

— Как относитесь к тому, что российские лиги пополняются спортсменами из-за рубежа?

— Думаю, это хорошо. В АСВ среди подписанных иностранцев нельзя найти аутсайдера. Для нас драться с ними интереснее, чем проводить поединки между собой. Может, фанатам, наоборот, лучше, чтобы дрались россияне, потому что они лучше знают своих бойцов. Однако, о нашем уровне узнают, когда мы выигрываем, к примеру, экс-бойцов UFC.

Бразильцы, например, очень крепкие. Вообще бразильская школа — одна из сильнейших. Когда я тренировался в Top Team, бразильцы там были одними из самых сильных и голодных до побед соперников.

— Антонио Силва, к примеру, заявлял, что Бразилия в этом плане опережает Россию на два шага. После этого его, правда, Виталий Минаков его нокаутировал…

— Вот видите! В чем мы можем отставать? Наши бойцы приезжают за океан, тренируются, бьются и составляют американцам и бразильцам хорошую конкуренцию. Россияне на одном уровне с их топами, а в чем-то даже лучше.

— Из-за океана, порою, бойцы прибывают не в оптимальной форме. Насколько сильно сказываются долгие перелеты и акклиматизация?

— Понимаете, есть определенные дни, когда ты попадаешь под акклиматизацию. У каждого человека они свои. Я, например, хорошо себя чувствовал после десяти дней. Кто-то дерется на третий день после прилета.

Конечно, когда иностранный боец попадает на пик акклиматизации, то такое нам на руку, но и мы вполне можем оказаться в такой ситуации. Поэтому важно все просчитать.

«У американцев бойцы ассоциируются только с UFC»

— Вы часто проходите подготовку в Дагестане в клубе «Dagestan Fighter». Почему предпочитаете готовиться именно там?

— В Дагестане одна из самых сильных школ ММА в России. В «Dagestan Fighter» у меня много спарринг-партнеров: Устармагомед Гаджидаудов, Забит Магомедшарипов, Магомед Магомедов… Очень много бойцов собрано в одном зале. Там мне комфортно готовиться, поэтому практически каждую подготовку я провожу там. Бывает, даже в межсезонье там тренируюсь.

— Как-то Вы побывали в Грозном на одной из тренировочных баз, которая удостоилась лестных отзывов от Вас. Вообще на Кавказе хорошие условия подготовки?

— Думаю, да. Я был в Чечне только на базе, но, к сожалению, потренироваться там не удалось. Надеюсь еще побывать там.

Вообще, если говорить о бойцах «Беркута», то можно видеть, как они растут, как растет тренерский штаб. В целом, индустрия ММА в Чечне процветает.

— А если сравнивать с американским Top Team, в котором Вы тоже тренировались каким Вам запомнился американский зал? Правда ли, что на спаррингах там не щадят?

— Это зависит от зала. Например, в Top Team запрещают рубиться на спаррингах. Ты не можешь ударить коленом, потому что тебе сразу же сделает замечание не только тренер, но и партнер.

Был случай, когда я работал со Даниэлем Штраусом и мне сделали замечание за удар с разворота, потому что у меня была не закрыта пятка. У нас в России вообще на это кто-нибудь внимание обратит? (смеется).

«Сборы должны проходить в спартанских условиях»

— Как оцениваете уровень жизни в США?

— Понимаете, мы находились в Майями, а это дорогой город, хотя условия там хорошие. Из-за поднятия курса доллара цены умножайте на два. Если бы мы снимали жилье, когда тренировались там, то 1000 или 1500 долларов в месяц пришлось бы потратить дополнительно. И это не отдельная квартира, а койко-место…

Тем не менее, мне понравилось в Америке. Если бы дрался там, то поехал бы готовиться туда. Режим, уклад и отношение к делу там посерьезнее — относятся как к работе. И я не бойцов имею в виду, а саму систему, само устройство. Диетологи, менеджеры, тренерский штаб, где каждый отвечает за свое направление — все на одной базе.

Наверное, если являешься бойцом американской лиги и думаешь о карьерном росте и узнаваемости в Америке, то следует туда переезжать. Но пока я дерусь в АСВ и развиваюсь вместе с этим промоушеном. Возможно, американцы когда-нибудь захотят переезжать сюда и жить здесь (смеется).

— Если возвращаться к подготовке, то Вы предпочитаете проводить ее вдали от семьи?

— Считаю, что сборы должны проходить в спартанских условиях. Чем больше ты себя будешь ограничивать, тем лучше будет потом. Стараюсь скрыться от суеты, в том числе и семейной.

И все же спасибо моей жене! Она входит в мое положение и никогда не обижается, когда я на подготовке. Из-за усталости и сгонок я могу повести себя не очень хорошо… Она меня поддерживает, помогает с диетой. Да и детишки поднимают настроение! Хотелось бы больше времени проводить с ними. Всем надо уделить внимание, а когда ты готовишься, то должен думать только о здоровом сне, тренировках и питании. Поэтому в идеале готовиться к бою я уезжаю в другое место, но подводку провожу обычно дома.

— Своих сыновей тоже видите в спорте?

— В профессиональном спорте я их не вижу. Не хочу, чтобы они такими путями зарабатывали деньги. Но спортом они буду заниматься обязательно, так как должны уметь постоять за себя и свою семью. Да и развиваться физически и быть здоровым — это очень важно. Спорт — это как школа жизни. Однако если они захотят быть профессиональными спортсменами, то, я думаю, что у них все получится. Буду им всячески помогать!

— Вы лично когда поняли, что ММА станет Вашей работой?

— Мой первый бой был в 17 лет. В этом возрасте мало кто зарабатывал. Вокруг меня всегда были старшие товарищи, которые помогали. Да и я всегда знал, чем заняться, не зарабатывай я на боях. То есть не было страха, что не смогу прокормить семью.

Если говорить о заработке сейчас, то в ММА можно зарабатывать хорошие деньги. Особенно, если у тебя есть клуб, спонсоры, популярность, то все это только на руку.

— Вам, можно сказать, в какой-то степени повезло. Не каждому перспективному бойцу удается нормально зарабатывать на боях. У многих есть основная работа, которая иногда даже не связана со спортом.

— Согласен, мне грех жаловаться. Вокруг меня всегда были люди, которые не отказывали в помощи. Но я не гнушался зарабатывать где-то на стороне — с малых лет старался подрабатывать. И сегодня молодые бойцы должны параллельно работать, чтобы иметь достаточно средств.

Бои обычно бывают не чаще, чем раз в два месяца точно. И никто не заплатит новичку большие деньги. А на 50-60 тысяч прожить очень сложно даже одному. В этом заключается проблема. Но надо перетерпеть трудности и прийти к конечному результату.

В Америке вообще система на нашу не похожа. У них нет такого, чтобы клуб платил бойцам деньги. По крайней мере в TOP TEAM. Молодые ребята там работают на стороне: кто-то в зоопарке ухаживает за животными в зоопарке, кто-то еще что-то делает.

— Сейчас, когда вы еще являетесь президентом PRO FC, совмещение с выступлениями тяжело дается?

— Когда у меня бой — я полностью сосредоточен на нем. Когда у меня турнир, то полностью погружен в него, пусть даже и тренируюсь. Обычно график мне позволяет уделять время подготовке и к боям, и к турнирам. Так что в какой-то степени мне это дается легко. Правда, на лигу нужно находить больше времени, но пока профессиональная карьера стоит на первом месте.

— Некоторые бойцы после завершения профессиональной карьеры остаются у разбитого корыта. Почему так происходит?

— Большинство спортсменов не развиваются дополнительно и не получают образования, а просто занимаются спортивной карьерой.

Я, помимо спортивной карьеры, еще и учусь. Скоро буду защищать магистерскую диссертацию в РАП (Российская академии правосудия — прим. ред.) на факультете юриспруденции. Честно сказать, не очень много уделяю внимания учебе, но все же уделяю. Стараюсь развиваться во всех направлениях, потому что понимаю, что спорт когда-то закончится и нужно будет чем-то заниматься и кормить семью. Хочу пожелать всем бойцам постоянного развития. Карьера вечно длиться не будет — нужно думать на два шага вперед.

Интервью: Юлия Воробьева

комментарии к новостям

Ник: Капитан Очевидность Репутация: 17

Оценка комментария:

Скоро буду защищать магистерскую диссертацию в РАП (Российская академии правосудия — прим. ред.) на факультете юриспруденции. Честно сказать, не очень много уделяю внимания учебе, но все же уделяю.


потом еще судить кого-то будет. упаси господи.

Ник: aerosmit Репутация: 19

Оценка комментария:

Шаблий молодчина топовый и зрелищный профессиональный боец , уважаю этого парня удачи ему и побед на радость всем нам .

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.