Ризван Бочкаев: «Наша цель — вывести идеальных грэпплеров для ММА»

umbra 15 дней назад 1 комментарий

Ризван Бочкаев

Президент Всероссийской федерации грэпплинга Ризван Бочкаев в продолжительном интервью рассказал о планах, задачах и достижениях в деятельности своей организации.

— Как оцениваете работу Федерации в 2016 году?

— Работа Федерации идет в штатном режиме — проводим селекционные отборы по регионам и округам, организуем чемпионаты и первенства, кубки России, формируем сборные команды России для выезда на чемпионаты Европы и мира.

Федерация выполняла эту работу и в 2011 году, когда только начала функционировать, выполняет ее и сейчас. Результативность работы Федерации определяется по ее медальному зачету, по командным выступлениям на чемпионатах Европы и мира.

По командным зачетам мы в последние годы, начиная с 2015-го, регулярно забираем первые места, исходя из выступлений женских и мужских команд отдельно в разделах грэпплинг и грэпплинг ги. За нами следом идут другие команды, на первенствах, например, за нами Украина, на чемпионатах мира — Франция, Италия.

Если говорить о развитии внутри страны, то популяризация грэпплинга набирает обороты, именно грэпплинг UWW становится более узнаваемым среди массы других дисциплин по борьбе в партере.

Большую роль играет экипировка, ведь со стороны люди определяют спорт по тому, как спортсмены одеты. Красные и синие кимоно на борцовских коврах — это цвета UWW, наша отличительная черта, так же, как в дзюдо, допустим, белые и синие кимоно и татами.

 — Расскажите о наиболее значимых клубах и новых спортсменах в своей дисциплине.

— По результатам чемпионата мира мы определили два сильнейших, наиболее результативных клуба — это «Стрела» из Москвы и «Агат» из Дагестана. Потом эти клубы столкнулись на интерконтинентальном кубке по вольной и греко-римской борьбе, который проводит Алроса, там нам дали площадку, и они боролись за переходящий клубный кубок России.

В 2015 году первый такой кубок выиграл клуб «Стрела», а в прошлом — клуб «Агат». Там были небольшие сложности с тем, что нам не дали возможности провести схватки по грэпплингу ги, потому что по эфирному времени не уложились. Начинались финалы греко-римской и вольной, и нам пришлось подвинуться, но такое бывает всегда в начале любой совместной работы с другими дисциплинами, всегда приходится притираться.

В данном случае все вышло именно так: мы не смогли провести грэпплинг ги, на что свое недовольство выразил клуб «Стрела», который специализируется на грэпплинге ги. Но это от нас не зависело, это форс-мажорные обстоятельства. Тем не менее, мы предложили клубу «Стрела» поехать в Дагестан, как это делается во всех межклубных чемпионатах, и провести грэпплинг ги. Нашелся человек, который вызвался оплатить перелет, проживание и питание за свой счет, но, к сожалению, «Стрела» на это не отреагировала, кубок остался за клубом «Агат».

— Будете продолжать работать так же?

— Да, в этом году мы собираемся сделать то же самое — по результатам чемпионатов Европы и мира составим балловый рейтинг и отберем два сильнейших клуба, которые поборются за кубок осенью.

Путем использования таких вот возможностей, предоставляемых нам статусом официального вида спорта и нашей Федерацией спортивной борьбы, которая является одной из мощнейших федераций в единоборствах, мы потихоньку начинаем привязываться к олимпийским дисциплинам, что автоматически повышает наш статус по сравнению с конкурирующими направлениями.

— Как расширяется Федерация?

— Уровень однозначно растет. Если не останавливаться, двигаться в одном направлении, то уровень будет расти. Появляются новые спортсмены — из Сибири, например. Приходят из разных дисциплин — самбо, дзюдо и так далее. Девушек становится больше.

Белгород подключился, начал очень серьезно работать. Роман Полянский, президент Федерации борьбы, вкладывает много труда и финансовых средств в работу по организационным вопросам, ну и, естественно, у него уже есть результаты.

Сибирский округ подключился. Если раньше были только Дагестан и Центр, то сейчас уже вся Россия начинает дышать, мы уже видим и чувствуем пульс всей страны. Порою даже немного пугает динамика развития, и, видимо, не только нас, потому что иногда очень тяжело бывает некоторые вопросы решать, так как многие виды спорта неготовы к такому массовому интересу к грэпплингу.

— Как сложился текущий формат соревнований «Пять звезд», где сильнейшие грэпплеры России проводят отборные схватки на чемпионат мира?

— У нас складывается очень интересный формат. В 2013 году была очень сложная ситуация, мы отставали от мирового развития грэпплинга лет на 15, на чемпионате мира 2012 года мы смогли выиграть только 2 золотые медали из 26 — это Мария Шкварунец, она выиграла золото в двух дивизионах.

Мария Шкварунец

Отставали очень серьезно, но в 2013 году были запланированы Всемирные игры боевых искусств, и перед нами был поставлен медальный план, требования были сложновыполнимы, но надо было это сделать или, по крайней мере, приложить максимальные усилия.

Поэтому мною был придуман текущий формат, чтобы усилить конкуренцию и постараться максимально выжать все возможности из ресурсов нашей страны в этом виде спорта. Формат получил название «Пять звезд», то есть в каждой из категорий, присутствующих на Всемирных играх, мы собираем по пять человек, и они борются по круговой системе. Кто выигрывает, тот и едет на чемпионат мира.

Я считаю, что это наиболее рабочая формула выявления сильнейшего спортсмена, даже при некоторых издержках, результативность такого формата близка к 100%. В турнирной сетке всякое случается, но задача тренерского совета — выделить сильнейших грэпплеров нашей страны и дать им возможность гарантированно выявить сильнейшего.

Тогда мы опробовали этот формат, стянули не только спортсменов, претендовавших на участие по результатам чемпионатов Европы и мира, но и вообще всех, кто боролся на наших турнирах за последние три года, в том числе и из ММА. Спортсмены в ММА постоянно тренируются и очень выносливы. Так создалась интрига, вызов, люди хорошо подготовились, и мы получили очень серьезные команды. Из 7 золотых медалей на Всемирных играх мы выиграли 5, перевыполнили план на 250%, и это при том, что одну медаль у нас судьи забрали предупреждением на последних секундах — засудили Дураева Альберта, французскому судье просто не понравилось, что мы все медали забираем.

В прошлом году этот формат мы решили использовать снова, тоже появился новый вызов —много лет мы ожидаем непобедимых бразильцев, они нам там грозились, и американцы тоже грозились, что приедут на чемпионат мира и заберут все медали. И для того, чтобы сконцентрировать силы, мы опять начали применять формат «Пять звезд». И этот формат произвел больший информационный эффект, чем все остальные турниры вместе взятые, потому, что его, оказывается, смотрел весь мир. Были собраны сильнейшие, и они показали высокий уровень.

Американцы отреагировали, и вообще от многих людей из-за границы я слышал о том, что именно благодаря турниру «Пять звезд» они полюбили дисциплину грэпплинг UWW. И в этом году мы проведем его снова. Перечень имен впечатляет. Клубы уже поняли, что нужно выигрывать «Пять звезд» и чемпионат мира, чтобы попасть на Кубок «АЛРОССА», где будет разыгран Клубный Кубок России.

— Как производится отбор на турнир «Пять звезд»?

— С чемпионата России текущего года мы допускаем двух финалистов на «Пять звезд». Третьего берем выборочно с кубка России. Учитывая, что этот турнир позволяет нашим топам участвовать без отбора по России, некоторые наши лучшие спортсмены, заранее заручившиеся моей гарантией, что их допустят на «Пять звезд», не участвовали на чемпионате России. В принципе, ничего плохого я в этом не вижу. При выборе остальных трех спортсменов мы делаем приоритет на титулы чемпионов мира и Всемирных игр предыдущих лет. Также учитываем результаты чемпионата Европы текущего года. Не гарантированно, но если есть кто-то, кто показал уровень.

Допустим, такие спортсмены, как Руслан Абдулаев, Абдурахман Биларов, Альберт Пшихачев и еще ряд спортсменов не участвовали в чемпионате России и не поедут на чемпионат Европы, но выступят на «Пять звезд».

Абдурахман Биларов

Также чемпионат России дает возможность ехать на Европу. Если финалисты отказываются, то возможность получают те, кто занял следующие места. По такой схеме многие спортсмены, не прошедшие в финал, смогли поехать на чемпионат Европы и, кстати, показать совершенно другой результат, нежели на чемпионате России.

— Грэпплинг часто называют ММА в мире борьбы. Принимают ли участие представители этого вида в турнирах по грэпплингу?

— У нас много выступает бойцов ММА, например, Иса Умаров, который выиграл чемпионат России, в том числе победил Антона Селезнева по грэпплингу, и ему же проиграл в финале по грэпплингу ги. А Селезнев — это один из сильнейших наших спортсменов. Далее Умаров поехал на Европу, там показал высочайший уровень.

Все сильнейшие спортсмены могут показать себя по грэпплингу UWW, и дефицита нет, в любом весе есть альтернатива, спортсмены сами хотят попробовать себя на «Пять звезд», идет серьезная конкуренция.

Иса Умаров

Сейчас ждем столкновения с бразильцами, как в свое время наши хоккеисты сталкивались с канадцами. Нам все время говорят: «Вот Россия никогда не станет такой». Нам навязывают состояние ущербности, чужая идеология, и принимать ее — все равно что брать кредит под большие проценты: когда берешь — все нормально, а вот расплачиваться очень тяжело.

И в данном случае расплачиваться придется именно историей целой спортивной дисциплины. Очень немногие люди понимают это, кроме Федора Емельяненко и Михаила Мамиашвили я мало встречал людей, осознающих ситуацию.

— С какой целью создавалась Ваша Федерация?

— Я начинал развивать грэпплинг FILA с прицелом на интересы страны, и никто не переубедит меня в том, что именно грэпплинг UWW является для России наиболее нейтральной борьбой в партере, также как и для многих стран бывшего СССР. Я уверен, что надо не допустить сюда бразильскую монополию. Нужно создать альтернативу.

Возможности человека не безграничны, особенно если он один. И я ее начал создавать, нашел единомышленников и благодарен каждому, кто участвовал в этом процессе с самого начала — это Таир Арифович Нариманов, который при становлении был рядом, поддерживал меня и советами, и судейством. Это Хаустов Алексей, очень много работы проделавший для того, чтобы мы укрепились. Долго перечислять, очень много разных людей.

Все они помнят, как это было, мы просто с нуля начали. И столько критики было! Сегодня мы слышим, что у грэпплинга нет собственных школ, что мы ничего не сможем, никаких перспектив, кругом одно бразильское джиу-джитсу — все то же и звучало в те времена, только в другой плоскости. На форумах 2011 года писали сплошной негатив, мол, FILA — это несерьезно, ничего из себя не представляет и никогда не сможет организовать нормальные турниры, а ADCC и прочие — это топы.

Со всем этим мы столкнулись, и для себя я поставил задачу — создать альтернативу «бразильской матрице», назовем ее так. Все, что в мире касается борьбы в партере, — это «бразильская матрица», она создана из коммерческих соображений и работает отлажено, мощно и качественно, приносит большие деньги. Все нынешние организации — NAGA, Grapplers Quest, не-ваза, IBJJF и так далее — это все производные от бразильского джиу-джитсу. Хотя само БЖЖ является плагиатом Косэн Дзюдо из Японии.

Там все бразильское. В той же IBJJF, частной коммерческой компании из Калифорнии, судьи — бразильцы, участники на 70% — португалоязычные, все они чьи-то ученики и должны иметь соответствующую регистрацию, соревнования проходят по привычным для них правилам в удобных для них местах.

Но я не хочу работать в рамках этой «матрицы», нужна альтернативная формула, которая будет похожа на дзюдо, вольную борьбу. И когда этой экономической модели создается угроза, она, естественно, отвечает защитной реакцией, что сейчас и происходит в России.

— Как можно победить эту систему?

— Для создания альтернативы этой матрице нужен соревновательный формат, нужны экипировка и клубная система, которая будет формировать свою методику и спортсменов. Соревновательный формат — в первую очередь, без него все бессмысленно, и все свои силы я бросил на создание такого формата. Экипировку тоже создали, и она удалась, хотя были попытки высмеять красные кимоно. В итоге выяснилось, что красный цвет с древности олицетворяет воинов.

Первые чемпионаты, если кто помнит, проводились под усиленной охраной, подключали «Альфа 10» для охраны периметра соревновательной зоны, ОМОНа более 100 человек, арендовали большой зал и изначально поставили цель создать качественное и безопасное мероприятие.

Приходилось идти на финансовые затраты. На организацию Федерации, на поездки команд, выезды делегаций, судейские семинары. Каждый день постоянная работа — отчеты, аккредитация — все это было запущено и сейчас работает. На все это затрачены финансовые средства. С 2011 года я 24 часа в сутки занимаюсь только грэпплингом, очень много времени, сил и средств вкладываю в развитие этой дисциплины.

Теперь единственной отсутствующей частью остается клубная система, на это будет направлен следующий рывок, он тоже требует больших финансовых и трудовых затрат, и на этом сейчас мне нужно сосредоточить силы, причем в особенности — на спортсменах детского возраста.

Мы все это понимаем, но, к сожалению, я не всесилен. В основном все упирается в финансовые ресурсы, они не увеличиваются, потому что я бизнесом не занимаюсь, а кроме меня никто не вкладывается. Насколько я помню, только при организации чемпионата мира один человек поучаствовал финансово.

— В перспективе сложности будут нарастать?

— Конечно, сейчас мы будем сталкиваться с тем, что некоторые клубы будут пытаться демонстрировать свою значимость, формируя мнение, что это они на клубном уровне контролируют все, что связано с борьбой в партере. Пока мы занимались развитием вида спорта, они развивали свои клубы и обрастали спонсорами.  Я это предвидел, для меня все их действия предсказуемы, они несознательно работают на развитие нашей дисциплины. Каким образом — время покажет.

Сейчас уже грэпплинг UWW — сформировавшаяся и окрепшая дисциплина, ее знают, в принципе, везде. И у нас есть стратегия усиления, она медленно, но реализуется.

Российские грэпплеры на приеме у Президента

Клубная система — самое слабое на данный момент звено, которое мы пока не реализовали. У нас нет ни одного клуба. Нам нужен единый центр, который будет представлять только грэпплинг UWW. Даже если это будет маленький клуб, в нем должно быть несколько спортсменов, которые выросли на этой дисциплине, и там должны преподавать методику. Желающих привязаться к такой структуре по миру очень много. До сих пор все обращения от граждан и клубов мы перенаправляли на дружеские для нас клубы. Но это становится контрпродуктивно.

Методика уже сформирована, в ней есть своя специфика с учетом техник олимпийских видов борьбы и САМБО. Конечно, так, чтобы ничего не пересекалось, сделать невозможно, потому что это даже не бразильцы и не японцы создали, весь мир придумывал техники на протяжении тысячелетий.

— Но ведь именно джитсеры сегодня считаются «королями» партера.

— Конкретно БЖЖ за последние 15 лет сильно продвинулись в развитии гарда и переворотов, хотя основные перевороты уже были в Косэн Дзюдо и имеют японские названия. При этом если взять перевороты из вольной и греко-римской борьбы с использованием борцовского моста и усилить их, они будут не менее эффективны.

Сейчас бразильцы выглядят непобедимыми потому, что все, кто соревнуются с ними, подражают им же, работают в их формате, в котором их уже не догнать. А когда на UWW, по нейтральным правилам, сталкиваются черный пояс по джиу-джитсу и какой-нибудь мощный парень, как тот же Иса Умаров, происходят сенсации. Он сталкивался и победил двух топов из Польши.

Эта «матрица», чтобы существовать, создает мифы о непобедимости бразильцев, а мы создаем команду, чтобы их разрушить, и ждем бразильцев на нашем чемпионате UWW по нейтральным правилам, где у них не будет никаких бонусов — ни по допингу, ни по судьям, ни по количеству участников и хозяевам федераций. Все будет нейтрально.

— Насколько остро стоит потребность в собственной клубной системе?

— Клуб обязательно должен быть, и чтобы он позиционировался только как грэпплинг UWW. Мы ведем работу уже два года, срывались различные проекты в силу каких-то причин, пока не складывается. Поначалу думали, что можно обойтись и без клуба, у нас ведь в правилах прописано, что мы себя позиционируем как объединенную борьбу — дзюдо, грэпплинг, БЖЖ, вольная и греко-римская борьба, лута ливре. Была идея, чтобы представители этих направлений приходили и демонстрировали свои силы, совершенствовались на этом, но на практике выходит так, что подготовиться они все могут только в школах бразильского джиу-джитсу. А когда они готовятся там, на них сразу вешается ярлык.

К примеру, с Сибири парень — Прокопьев Артур. Он базовый дзюдока, его потренировали год или два в бразильском джиу-джитсу, и теперь называют его джитсером. Как такое может быть, если у него там 7-10 лет дзюдо? Тем более, идет он туда не потому, что хочет заниматься именно джиу-джитсу, а потому, что больше негде отточить работу именно по этим правилам. Так мы столкнулись с тем, что нельзя обойтись без своей клубной системы.

Так что мы создадим клуб и пустим все административные ресурсы на его усиление. Пока что мы пытаемся сделать это, не отвлекая основные силы от соревновательного процесса. Сейчас у меня появились помощники — Юрий Игоревич Леонов, исполнительный директор Федерации, Роман Шамнэ, вице-президент, который уже создал спортшколы по специализации в грэпплинге. Если три года назад я днем и ночью сидел за компьютером и делал отчеты, писал письма, то сейчас у нас уже есть структура, которая может работать автономно по согласованию со мной.

И я могу бросить силы на создание клуба. Не большого и не пафосного, но он должен быть. И как только он появится, эта монополия бразильских школ джиу-джитсу на борьбу в партере в России начнет разрушаться.

И еще один момент: многие конкурентные клубы тренируются в залах спортшкол спортивной борьбы, иногда — не без помощи писем Федерации, иногда с нашей поддержкой проводят свои турниры, а потом продвигают только свои интересы.

 — Как прошел чемпионат Европы по грэпплингу UWW?

— Чемпионат Европы проходил тоже совместно с вольной и греко-римской борьбой, с олимпийскими дисциплинами, впервые в истории, это тоже для нас статусное событие, ведь у олимпийских видов спорта очень большие возможности по организации масштабных турниров, финансовые возможности тоже гораздо выше, оформление, организация.

И получилось, что мы этим смогли воспользоваться, нам предоставили два дня перед началом чемпионатов Европы по греко-римской и вольной борьбе, мы на этой же арене провели свой турнир. Все прошло очень хорошо, многим понравилось, спортсмены и функционеры UWW остались довольны, и даже были удивлены количеством участников. Экипировку очень хорошо подобрали: красно-синие кимоно и рашгарды все же вывели эту дисциплину на другой уровень.

 — Как сложился текущий свод правил вашей дисциплины?

— Основа соревновательного формата — всегда правила. Правила грэпплинга FILA были придуманы борцом вольного стиля из США примерно в 2007 году. Оттуда и такие отличительные особенности, как перезапуск позиции. Со временем они видоизменялись, и в 2013 году нас исключили из FILA, была создана международная федерация World Grappling Federation по просьбе стран Европы — Италии, Испании, Франции, а также частично — США, Азербайджана, Украины и Казахстана, я ее учредил и зарегистрировал в России, чтобы сохранить коллектив стран, которые уже участвовали. Я организовал чемпионат мира и создал Федерацию, это был кризисный и затратный, но переломный год.

И тогда я предложил правила, которые собрал за много лет по нареканиям со стороны разных спортсменов. Случались даже конфликтные ситуации, причем наиболее яркие — у нас, в России, особенно с Кавказом. Если есть спорные моменты, из-за которых судьи могут вынести не совсем корректное решение, это всегда порождает бурную реакцию со стороны кавказцев.

Такие моменты я записывал, и потом мы начали их тестировать, в чем мне помогал клуб «Стрела», и в основном все эти идеи работали. Они особо касались повышения динамики схватки и устранения таких моментов, как прыжки в гард из стойки и многое другое. Так мы сохранили общий базовый формат, но в целом изменения правил были кардинальны, рисунок схватки поменялся, мы начали иначе начислять баллы.

 — С чем связаны недавние изменения в правилах?

— Когда я предложил изменения правил 2014 году, все сомневались, но я сказал, что думаю не о том, кому это будет удобно, а о том, как наш спорт будет выглядеть со стороны, и как лет через пять наши спортсмены покажут себя в ММА. Потому что ММА сегодня — вершина боевых искусств. Со мной поспорили, но любезно согласились, учитывая вклад, который я внес.

Мы изменили их с условием, что два года трогать не будем, а через два года пересмотрим, так как сразу создать идеальные правила невозможно, в любом случае вылезут небольшие неточности.

Правила 2014 отвечали поставленным задачам на 90%. Но так и вышло, что чемпионаты России и Дагестана выявили, что условия овертайма не все понимали, чем некоторые борцы умело пользовались, а также еще несколько нюансов. В новых правилах особых изменений нет, только уточнения и корректировки, но они очень интересны. Допустим, овертайм мы решили полностью изменить — в зависимости от того, как выпадет монета, садишься либо на болевой, либо в бэкмаунт, из этих позиций надо заставить сдаться.

Задача — максимально исключить влияние рефери на конечное решение. Только монета. И именно эти позиции очень важны в ММА. Лет через пять наши спортсмены отточат их до такой степени, что будут способны с высокой эффективностью нейтрализовать и подчинить любого соперника. То есть цель — чтобы у нас получались спортсмены, приспособленные к ММА. Достаточно будет добавить ударную технику для защиты.

Другой момент в правилах — это быстрый бросок в начале борьбы, за 3 секунды. Идея возникла по результатам анализа развития тенденций в мировом ММА. Специалисты партера не могут перевести на землю представителей ММА, которые научились хорошо защищаться от бросков или быстро вставать.  Тоже тяжело было проталкивать на всемирном комитете UWW, иностранцы сомневались, им казалось, что я продвигаю удобный для российских спортсменов пункт. В итоге мне кое в чем пришлось пойти на уступки итальянцам касательно дополнительных перезапусков позиций. Впрочем, эти изменения людям даже нравятся.

Ну и перевороты за пределами ковра продолжаются до закрепления позиции, то есть мы не останавливаем движение. Атака, как вы знаете, работает хорошо, быстрый бросок заработал. Это создает динамику и эффективность, мы поощряем спортсменов, чтобы они быстрее переводили в партер, а значит, они будут доводить это до автоматизма, и через несколько лет наших грэпплеров в клетке ММА сложно будет остановить.

— То есть цель — вывести агрессивных грэпплеров?

— В этом проблема джиу-джитсу сейчас — они не умеют переводить в партер. Она высветилась еще когда Ройс Грейси боролся с Сакурабой. Ударники уже научились стоять у сетки, вставать из партера, и для того, чтобы использовать преимущества грэпплинга в ММА, нужны скоростные приемы и переводы в партер, они должны эволюционировать так же быстро, как и ударная техника.

И это важный момент: в смешанных единоборствах сейчас в силу зрелищности эволюционирует в большей степени именно ударная техника, а борьба и подчинения отстают в развитии, потому что этим заниматься не интересно из-за сложности и трудоемкости, и уже кажется, что ударка в преимуществе.

Следующий наш шаг — с помощью правил создать скоростного грэпплера, который одним только грэпплингом сможет доминировать в ММА.

комментарии к новостям

Ник: Правдоголос Репутация: 42

Оценка комментария:

Вот этого чувака я реально уважаю. Уже многое слышал о нем. Если все это правда, он реально живет своим делом, побольше бы таких людей в спорте.

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.