Андрей Кошкин: «Не могу назвать временный титул полноценным»

umbra 81 день назад 0 комментариев

Андрей Кошкин

В интервью «Blood&Sweat» Андрей Кошкин рассказал, как на нем сказался длительный простой и почему в поединке с Эдуардом Вартаняном зрителю не стоит ждать рубки с первых же минут.

Бой за временный титул в легком весе между Андреем Кошкиным и Эдуардом Вартаняном должен был пройти еще в мае, но тогда прямо перед турниром Эдуард получил травму и выбыл из карда.

Кошкин, у которого не впервые травмируется соперник, воспринял новость с досадой, однако духом не пал. Суровый сибирский характер, в противовес горячему «львиному сердцу» Эдуарда Вартаняна, не позволяет бойцу из Новокузнецка делать громких заявлений и заглядывать далеко вперед. Однако некая отстраненность от медийной составляющей ММА не смущает Андрея.

В России есть бойцы посерьезнее, чем в Америке

— До твоего боя остается совсем немного времени. Расскажи, как идет подготовка?

— Подготовка идет полным ходом. Самочувствие отличное, травм нету. Сейчас начинаю подводящую диету. На данный момент тренируюсь у себя в Новокузнецке. Больше работаю на лапах, чтобы раскидаться и улучшить координацию. Уделяю время и отработке защиты от борьбы. Дальше уже будет непосредственно работа под соперника и установка плана на бой. Самый тяжелый этап? Начальный, когда нужно втягиваться в тренировочный процесс. Обычно главное — перетерпеть первую неделю, а дальше уже будет легче. Заключительный этап, когда остается дней десять до взвешивания, тоже тяжеловат. Быстрее хочется взвеситься и нормально поесть (смеется).

— Твой бой с Эдуардом должен был состояться еще в мае. Как воспринял новость о травме соперника?

— Помню, прошел уже процедуру взвешивания, восстановился, поел. Даже подготовил перчатки, лапы и в форму, в которой буду разогреваться. И тут мой секундант Тимофей Настюхин заходит в номер и сообщает, что Эдуарда увезли на скорой, поэтому поединка не будет. Сначала я не поверил, что такое может быть… Конечно, очень сильно огорчился.

До боя оставались всего сутки — понятно, что замену найти было практически невозможно на тот момент. Ладно бы это случилось за неделю, но тогда оставалось очень мало времени. Если, не дай бог, такое произойдет и сейчас, то буду готов выйти против любого соперника. Договоримся, чтобы оппонент был не тяжелее 78-80 килограммов — такой вес я обычно восстанавливаю к моменту выхода в клетку.

— Как думаешь, в этот раз к бою против Эдуарда ты подходишь в лучшей форме, чем в прошлый раз?

— Да, потому что я провел еще несколько сборов с мая. Был в Осетии, где подтягивал вольную борьбу. Затем поехал в Таиланд. Я учел прошлую подготовку к пятираундовому поединку и в этот раз усовершенствовал ее.

— Тем не менее, у тебя был год простоя по профессиональным боям. Насколько это плохо для спортсмена?

— На мне это не особо сказывается. Я не переживаю. Никогда не гнался за тем, чтобы драться каждые три месяца. Для меня нормальный перерыв — от четырех до шести месяцев. В этот раз получилось, что я пропустил год, но у меня не было травм и, соответственно, простоев между тренировками. Я проводил сборы и постоянно находился в хорошей форме. Хотя, признаться, спарринги трудно назвать полноценной заменой выступлениям.

— Не думаешь, что почувствуешь психологическую нагрузку, когда вновь выйдешь в клетку?

— Надеюсь, что нет. Главное — собраться, настроиться, выйти и сделать свою работу. Я знаю, что я могу, и уверен в своей подготовке. Осталось выйти и продемонстрировать все в клетке.

— Как обычно настраиваешься?

— Ничего необычного не делаю. Продолжаю вести себя как всегда. Я открыт для близких и друзей. Конечно, в последние дни диеты чувствую усталость — хочется отстраниться от всего и немного отдохнуть психологически. Однако перед боем, когда я восстановлен, чувствую себя отлично. В раздевалке надо хорошо размяться, разогреться — и вперед!

— Еще перед прошлым боем ты отмечал, что поединок против Вартаняна может получиться более зрелищным, чем бой против Абдулвахабова. Сейчас вам предстоит драться за временный титул. Означает ли это, что оба бойца, ты и Эдуард, будут стараться изо всех сил, и зритель увидит рубку с первых же минут?

— Я буду подстраиваться под работу соперника. Думаю, в первом раунде рубки не будет, только разведка. Что с моей стороны, что со стороны Эдуарда. Вряд ли кто-то захочет рисковать, когда предстоит драться пять раундов. А вот дальше кто-то из нас, возможно, начнет взвинчивать темп и навязывать свое.

— Насколько для тебя важна зрелищность поединка?

— Для любого спортсмена прежде всего важен результат. Конечно, показать красивый победный бой — значит, сделать большой шаг вперед на пути к поясу. Но первостепенным должен быть итог этой схватки.

— Временный титул можешь назвать полноценным?

— Для кого-то, возможно, такой титул был бы таковым, но для меня нет. Это лишь возможность подраться за настоящий пояс.

— Сборы ты проходил в Таиланде. Расскажи, почему решил отправиться туда?

— О бое я узнал за примерно за два месяца, поэтому смысла ехать куда-то далеко не было. В Таиланде я уже был в четвертый раз. Тренировочный лагерь там мне очень нравится — набираешь хороший функционал. Не сказал бы, что там ставят хорошую ударку, хотя есть тренеры, которые могут погонять на лапах.

В этот раз в Tiger Muay Thai был ажиотаж — было очень много спарринг-партнеров. Такого я еще нигде не видел. Там были Эномото, Кунченко, Исмагулов. Алексей и Дамир как раз тоже мне помогали. Все было на высшем уровне!

— Чем, на твой взгляд, вызван интерес к лагерю в Таиланде? Почему многие едут туда, а не в Россию, например?

— Наверное, у нас нет такого количества тренировочных лагерей высокого уровня, заточенных под ММА. Возможно, нашим школам стоит в чем-то доработать, и тогда все будут стремиться в Россию. У нас много сильных бойцов, с которыми можно проводить спарринги. Я бы даже сказал, что в России есть бойцы посерьезнее, чем в Америке, особенно если посмотреть на ACB — в каждой категории по пять-шесть бойцов высшего уровня.

Сибирский характер заключается в силе духа

— Ты родился в Новокузнецке и долгое время там живешь и готовишься к боям. Не было желания перебраться в столицу?

— Если честно, я думал об этом. Но я такой человек, что мне очень трудно уезжать куда-то. Тут родные стены, друзья, семья. Хотя Москва — привычный для меня город. У меня там живет родная сестра, поэтому я много раз гостил в столице. Передвигался в основном на метро, поэтому пробки меня не напугали.

Москва нравится мне как город. Там я дрался и чувствовал поддержку со стороны болельщиков. Да и сами поединки складывались благополучно.

Вообще изначально планировалось, что бой против Эдуарда будет проводиться в Новосибирске, но руководство лиги не смогло договориться насчет арены, как я понял. Конечно, если бы турнир был в Сибири, то приехали бы все друзья и родные. Интерес к единоборствам здесь большой, поэтому не сомневаюсь, что собралась бы полная арена.

— Ты как-то отмечал, что у тебя сибирский характер. В чем, на твой взгляд он заключается?

— В силе духа. Впрочем, в детстве мне не приходилось сталкиваться с какими-то серьезными трудностями, которые могли бы на меня повлиять, однако всегда я рос спортивной атмосфере, и это закалило меня. Футбол, хоккей — такое типичное мальчишеское детство. Ну а потом уже пошел в секцию единоборств вместе с друзьями. Кто-то остался заниматься, а кто-то бросил.

— Почему именно единоборства? Отец был спортсменом?

— Он занимался в молодости для себя и боксом, и футболом, и лыжами, но не профессионально. Меня он решил отдать в секцию панкратиона еще в школьном возрасте, чтобы я просто так не болтался во дворе. Тренировался я три раза в неделю, поэтому учебе спорт не мешал.

— Когда понял, что твои занятия могут приносить тебе прибыль?

— До 23-х лет прибыли мои занятия не приносили, но потом ММА начало стремительно развиваться и мне стали предлагать бои. Я стал еще усерднее тренироваться, когда понял, что любимым делом можно зарабатывать неплохие деньги.

Если честно, то работать мне не приходилось — в армии я служил в спортивной роте, где тоже тренировался и выступал, поэтому в кондициях не потерял. Пришел с армии и стали поступать предложения. Конечно, если бы ММА не развивалось, то пришлось бы что-то искать, но сейчас даже не могу представить, что. Возможно, работал бы тренером…

— С ростом популярности у тебя прибавилось количество друзей?

— Не скажу, что их стало прям намного больше, но на улицах люди теперь узнают, часто пишут в соцсетях, желают победы. Появилось очень много знакомых среди спортсменов. На сборах пересекаешься ведь со многими…

— А как твоя девушка относится к твоей работе, которая отнимает много сил и времени?

— Она меня поддерживает и даже смотрит мои бои. Конечно, очень тяжело жить с профессиональным спортсменом. Много времени я трачу на подготовку и сборы. Особенно последний год был для меня тяжелым — не был дома почти два месяца. Девушка скучает, переживает, но все понимает.

— В будущем видишь своих детей в спорте?

— Да. Каждый мужчина должен уметь защитить свою семью. Поэтому если будет сын, то обязательно отдам его в единоборства. Ну а если девочка, то никаких драк. Все-таки это не женское дело…

— Как обычно предпочитаешь отдыхать? Следишь за другими видами спорта?

— Когда идут какие-то чемпионаты мира, конечно, слежу за нашими командами. Что же касается хобби, то времени на него особо нет. После тренировок и сборов обычно хочется съездить отдохнуть куда-нибудь. Зимой это может быть в Шерегеш — горнолыжный курорт в Сибири. Летом могу съездить на Алтай. Предпочитаю отдых с близкими и родными на природе.

Интервью: Юлия Воробьева

комментарии к новостям

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.