Тимур Валиев: «Какой смысл переходить в UFC, чтобы там зарабатывать меньше?»

umbra 73 дня назад 2 комментария

Тимур Валиев

Год простоя для бойца — это практически вечность. Не выходя в клетку так долго, можно «заржаветь» и потерять мотивацию. Однако Тимур Валиев не только жаждет вернуться и вновь напомнить о себе болельщикам, но и во время своей подготовки к бою помогает готовиться Магомеду Бибулатову ко второму поединку в UFC.

Сам же Тимур не мечтает попасть в топовый промоушен мира. О том, почему выступление в PFL сейчас является приоритетным для бойца, о тренировках в Америке и, конечно же, о скором поединке «Чаборза» — в интервью «Blood&Sweat».

Бибулатову по силам любой соперник

— Как сейчас обстановка в Лас-Вегасе? В США объявлен пятидневный траур…

— В Вегас мы прибыли только в понедельник. В тот момент мы с Магомедом как раз летели туда… Наш самолет был вынужден сесть в Финиксе из-за трагедии. В итоге, конечно, добрались с задержкой. Везде была полиция, обстановка напряженная… Да и сейчас все об этом говорят.

— В психологическом плане вам наверняка не очень комфортно?

— Да нет, у нас все в порядке. Мы сочувствуем всем, кого коснулась эта трагедия, но сами стараемся думать о бое. Полагаю, что вся эта ситуация может отразиться на турнире. Вполне возможно, что придет мало людей, ведь произошла такая трагедия. Американцы это очень тяжело восприняли. Так что на посещаемости турнира это может сказаться, но на нашем настрое на бой — нет.

— Сейчас ты с Магомедом в Вегасе. Знаю, что он вместе с тобой полетел на сбор в Нью-Джерси к Марку Генри. Ты помогал ему в подготовке?

— Да, все верно, я выступал как спарринг-партнер. На протяжении всего шестинедельного лагеря мы постоянно боксировали с Магомедом и готовили план на бой вместе с тренерским составом.

Занимались мы в зале нашего наставника Марка Генри. Подготовку к своему первому поединку в UFC Магомед проходил в этом же лагере, поэтому и ко второму поединку он тоже поехал готовиться сюда вместе со мной. Хочу сказать, что «Чаборз» очень хорошо готов. Осталось только согнать вес.

— И как сейчас проходит заключительный этап подготовки?

— Остались считанные дни до боя. Мы уже находимся в Вегасе. Два раза в день ходим в «Институт UFC». Слишком не нагружаемся. С нами здесь работают диетологи, массажисты, реабилитологи. Мы проходим разные восстановительные процедуры. Если честно, это как Диснейленд для бойцов (смеется). Тут есть все!

Меня поразило то, насколько здесь хорошо понимают спортсменов. Тут работают специалисты высокого уровня. Нас досконально проверяли: количество воды в организме, состав тела, количество витаминов и минералов. Все на высшем уровне. Прямо как в научном институте. Мы с Магомедом и всей командой чувствуем себя тут прекрасно.

— Что ты можешь сказать о сопернике Магомеда? Ты ведь наверняка его тоже разбирал.

— Морага — очень опытный противник. На этот вес у него прекрасные данные. Он дрался с топовыми бойцами, у него хорошая гильотина, хороший оверхенд. Но я не думаю, что в навыках борьбы или в навыках стойки он лучше, чем Магомед. Вообще Бибулатову по силам любой соперник. Он просил именно топового бойца, а Морага находится в десятке рейтинга. В случае победы над ним, возможно, в следующем бою Магомед будет драться за пояс. У UFC на него большие планы.

Я голоден до боев

— На протяжении всего лагеря ты помогал Магомеду в подготовке. Остается ли он после своего боя, чтобы помочь в подготовке тебе?

— Нет, он поедет домой. У моего соперника другие данные — он тайский боксер, и под него помогать в подготовке мне приехали Забит Магомедшарипов и Саид Нурмагомедов. Поэтому Магомеду нет необходимости оставаться.

— С чего ты начинал подготовку к бою после такого длительного перерыва?

— Так получилось, что я пропустил больше года из-за травмы. Весной я должен был драться за пояс, но за две недели повредил локоть, и мне пришлось выбыть из карда. Да, я не дрался долгое время, но очень усердно тренировался весь этот период.

Подготовка к этому бою у меня началась после месяца Рамадан. Сначала я поехал в горы в Хунзахский район, где провел двухнедельный сбор. Затем вернулся в Каспийск и провел десять дней на море, после чего мы вместе с Абдулманапом Нурмагомедовым и Рустамом Хабиловым полетели в Санкт-Петербург. Я был спарринг-партнером Рустама и помогал ему готовиться. Свой последний этап подготовки он уже по традиции проводит в Питере, так как для него там подходящий климат, да и сами условия хорошие.

Ну а затем, уже после Петербурга, я полетел Нью-Джерси и дальше готовился там.

— С Марком Генри ты работаешь не первый год. Расскажи об этом наставнике, который так нахваливает бойцов из России.

— С Марком я познакомился в 2013 году. Тогда мне довелось побоксировать с Фрэнки Эдгаром. Видимо, я запомнился Генри, и мы начали с ним работать.

Вообще Марк хвалит наших бойцов за хорошие удары и нестандартное ведение боя. Мы прогрессируем вместе с ним, а он вместе с нами. Это такой тренер, который всегда старается что-то изучать. В любое время дня и ночи он с радостью готов поговорить о тренировках. Настоящий фанат своего дела.

К сожалению, он еще не приезжал в Россию, но если кто-то из ребят будет драться, то он наверняка прилетит к нам. Марк — занятой человек. У него сеть пиццерий в Нью-Джерси. Тренерство для него — это больше хобби, а не основной способ заработка. Марк не работает со всеми бойцами, как это делают другие тренеры. Он работает только с теми, кто ему интересен и кто ему нравится. Я знаю, что очень много звездных бойцов из мира ММА просили приехать потренироваться с ним, но он отказывал…

 — Правда ли, что в Америке тренерство — это бизнес, а у нас в России ты со своим наставником связан более дружескими отношениями?

— Да, это так. Здесь спортсмен платит тренеру за то, чтобы он его подготовил к бою. Ничего личного — просто подготовка. А у нас тренер — это наставник во всех сферах, это пример для подражания. Он не только в подготовке помогает, но и в каких-то жизненных моментах подсказывает.

Но, хочу заметить, что здесь, в команде Марка, у нас очень хорошие отношения — сложилась такая международная семья. Мы все уважаем друг друга. Марк для нас не просто тренер. Уверен, что и мы для него не просто бойцы.

— Давай вернемся к твоему бою. Чувствуешь ли ты психологическую нагрузку из-за длительного простоя?

— Нет, наоборот, я очень голоден до боев. Мне не терпится показать хорошее выступление. Я все сделаю для того, чтобы бой получился зрелищным и люди вспомнили обо мне.

— Твой соперник не очень удачно дебютировал в PFL, проиграв нокаутом и получив при этом травму колена. Смотрел ли этот бой? Да и вообще разбирал ли уже Силву?

— Да, это очень крепкий спортсмен. Он был чемпионом организации Jungle Fight. Это очень опытный боец, который не проигрывал пять лет. Когда он дрался с Мораесом, Марлон его дважды отправил в нокдаун. Однако бразилец не сдался, встал и дрался дальше. И только когда он травмировал колено, поединок был остановлен. Именно это я бы хотел выделить. Силва — боец с характером. Даже после двух нокдаунов встает и прет до конца.

В подготовке мне помогал мой большой друг и наставник Мансур Учакаев. Именно он составил план на бой, которого я буду придерживаться. Конечно, нельзя не отметить и вклад Марка. Он готовил Марлона, с которым мы являемся одноклубниками, к тому поединку. Силву он изучил хорошо, поэтому информация о нем как о бойце у меня уже была — не пришлось тратить много времени.

Американцы лучше понимают ММА как спорт

— Концепция PFL претерпела изменения. С 2018 года вводится система Гран-при. Что тебя мотивирует выступать в этой лиге?

— Знаете, я настроен на это Гран-при. Конечно же, как и все, хочу выиграть миллион долларов, но на данный момент для меня самое важное — это просто подраться и вернуться после долгого простоя.
Идея с Гран-при мне очень нравится. Это хороший шанс заработать приличные деньги. Мне хочется обеспечить свою семью, сделать так, чтобы она жила в достатке. А переходить в UFC ради того, чтобы быть популярным, но при этом зарабатывать меньше… Какой в этом смысл? Поэтому нужно искать для себя более выгодные финансовые условия.

— У многих наших бойцов, выступающих в Америке, нередко возникают проблемы с получением визы. Как думаешь, не может ли это в будущем оттолкнуть российских спортсменов от выступлений там, ведь ситуация пока что не улучшается?

— Я сам в последний раз ждал визу два месяца. Из-за политических проблем между Россией и Америкой, видимо… Но, так или иначе, я ее получил. Да и ребята получают. Поэтому я не могу сказать, что ситуация становится хуже. Думаю, это не отпугнет наших спортсменов от выступлений за океаном.

— Российские промоушены развиваются достаточно быстрыми темпами. Многие уже говорят об их конкурентоспособности с американскими лигами. Как думаешь, когда интересы бойцов выступать именно в России будут стоять выше желания уехать в Америку?

— Честно сказать, я бы сам хотел выступить в какой-нибудь российской организации перед своими болельщиками. Наши промоушены развиваются очень быстро. Недавно в Москве прошло аж три турнира подряд. И все вышли зрелищными.

Года два-три назад такого не было. Все рвались в Америку, потому что там было больше возможностей выступать, условия были получше. А сейчас я знаю ребят, которым предлагают драться в Америке, но они предпочитают выступать в России. Думаю, чем лучше будут становиться условия, тем меньше желания будет уезжать за океан. Мне кажется, что просто нужно время.

— А что ты можешь сказать об условиях подготовки в Америке? Ты сам предпочитаешь прилетать туда на сборы перед своими боями.

— В Штатах готовятся многие бойцы. Есть даже ребята, которые выступают в России, но предпочитают проводить сборы именно там. Например, Рамазан Курамагомедов дерется в ACB, но готовится с нами в Нью-Джерси.

Американцы лучше понимают ММА как спорт. Наши тренеры сильны в каких-то конкретных дисциплинах: отдельно поставить вольную борьбу, отдельно бокс, кикбоксинг, джиу-джитсу… Но вот все вместе соединить не всегда удается. В этом чуть-чуть мы отстаем.

Ну и сам подход не всегда можно назвать профессиональным. Когда я прихожу в зал в России, у ребят часто не бывает щитков или кентусов. Или перчатки 12 унций, в которых в Америке просто не пустят боксировать — здесь только 16 унций. Порою у нас и рубиться без шлемов любят… Не хватает у нас профессионального подхода в этом плане. По духу, по таланту наши ребята намного сильнее, чем иностранцы. Американские тренеры это видят и без стеснения говорят об этом.

— Возможно, поэтому так часто у нас случаются травмы? Сила, дух и талант есть, но применить это без вреда для партнера — постараться надо.

— Согласен. Тренеры должны это контролировать. Вот взять, например, Марка Генри: перед каждым спаррингом он мотает тейпы, проверяет перчатки и щитки. Этот специалист очень щепетилен к таким моментам. У него в лагере редко случаются травмы.

Помню, что повреждение локтя я получил в «Джексонсе». Спарринг-партнером был парень, которого я не знаю. Мы начали рубиться и случилось то, что случилось — я вывихнул локоть. Не могу утверждать, что партнер специально все сделал. Просто хочу сказать, у Марка такое вряд ли бы произошло. Генри сам подбирает каждому спарринг-партнеров. Если кто-то незнакомый захочет со мной встать в пару, то он просто не даст ему это сделать. Работают только те, которых он знает. И каждому он говорит, каких действий он от него ждет.

Затем он снимает спарринг на видео. После тренировки мы идем к нему домой и у нас начинается теоретическое занятие. Иногда оно может длиться часа два. Поэтому когда мы приходим к Марку на тренировку, у нас не только тело потеет, но и мозг в какой-то степени (смеется). Очень устаем. Приходится много думать.

— Серьезный подход. Учитывая то, что тренерство для него — хобби…

— Именно. Уверен, что такой человек в любой сфере добьется того, чего хочет. Когда он тренировал детскую футбольную команду своего сына, она вышла в премьер-лигу. Вы можете представить, чтобы человек, который не занимался каким-то видом спорта, начал тренировать и добился таких успехов?! Просто это профессиональный подход к делу.

— Ты имеешь в виду команду по американскому футболу?

— Да, конечно. Соккер Марк не признает. Говорит, что там слишком много симулянтов. Однако мы с ним спорим, потому что очень сильно любим футбол. Считаю, что это — это игра номер один в мире.

Однако Марк нас не слушает. В Штатах есть американский футбол — очень популярный вид спорта. Когда я посетил матч, остался под большим впечатлением. Никогда в жизни не был на таком стадионе — он был забит до отказа. Нереально много болельщиков! Мне очень понравилось. Это был большой праздник. Целое событие. Люди не просто приходят поболеть за команду — они приходят на грандиозное зрелище.

— В Дагестане футбол в европейском его понимании — тоже праздник?

— Знаете, у дагестанских болельщиков уже стресс, наверное. Постоянные смены курса, тренеров, игроков… Фанатов тоже можно понять. Думаю, если команда начнет выигрывать, то стадион будет полон. Но для этого нужна стабильность.

— Ты сам играешь в футбол в любительской лиге Дагестана. Это не мешает тебе готовиться к боям?

— Я играю только в период отдыха между выступлениями. Во время подготовки я исключаю все травмоопасные занятия, а футбол достаточно травмоопасен для коленных суставов.

Ну а так занятия футболом помогли мне улучшить координацию, резкость и дыхание. Да и сама соревновательная деятельность очень заряжает на победу, ты начинаешь чувствовать спортивную злость. Игровые виды спорта вообще хороши для детей и взрослых. Думаю, что своего ребенка я в первую очередь отвел бы именно в секцию какого-нибудь игрового вида спорта.

Интервью: Юлия Воробьева

комментарии к новостям

Оценка комментария:

интересно было почитать ... спасибо за интервью «Blood&Sweat» ))

asdcert Репутация: 0

Оценка комментария:

Крутое интервью

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.