Муслим Салихов: «Ушу — благородный вид спорта. ММА — совсем другое»

umbra 33 дня назад 2 комментария

Муслим Салихов

Мало кто знает, что «Король Кунг-Фу» мог и не перейти в смешанные единоборства, если бы не его менеджер, заявивший Муслима на бой по правилам ММА. Какое-то время на тот момент еще трехкратный чемпион мира по ушу-саньда продолжал совмещать выступления по саньда и ММА, но после пятого золота на Чемпионате мира полностью переключился на второе.

В интервью «Blood&Sweat» Муслим рассказал о том, какие теперь цели ставит перед собой, и почему к смешанным единоборствам стоит относиться как к драке.

«ММА — это повсеместный респект»

— В Китае очень большой интерес к ушу-саньда. А как дела обстоят с интересом к ММА? Как думаешь, турнир UFC соберет там больше народу, чем Чемпионат мира по саньда, например?

— Уверен, что соберет. Сейчас ММА — один из лидирующих видов спорта в Китае. В один момент там хорошо развивался К-1. Да и сейчас Kunlun Fight Kickboxing — одна из лучших лиг. Там и деньги хорошие платят. Соответственно, спортсмены сильные идут туда. Но сейчас ММА уже вышло на первый план. Люди покупают трансляции UFC, следят за боями. Насколько я знаю, на предстоящий турнир уже почти все билеты раскуплены.

— Период выступлений в Китае можно назвать одним из самых важных периодов в твоей карьере? Все-таки именно тогда ты стал выступать в смешанных единоборствах. Насколько я знаю, изначально ты вообще не хотел выступать по правилам ММА.

— Да, в 2011 году я провел свой первый бой, к которому вообще не готовился. Приехал, увидел, что должен выступать по MMA, пошел ругаться с менеджером и выяснять, что это за подстава. В конечном итоге я все же подрался, победил и решил продолжить.

— Почему загорелся этой идеей?

— Я в основном выступал по К-1 в Китае. Понял, что дальше Китая обо мне никто ничего особо не знает. А вот когда провел бои по смешанным единоборствам, все стало по-другому. ММА — это повсеместный респект (смеется). За смешанными единоборствами уже тогда следили, а сейчас так вообще. Да и гонорары хорошие. Поэтому и перешел потихоньку.

— А не было желания стать шестикратным чемпионом мира по ушу-саньда?

— Если честно, то в этом году я уже отобрался на прошедший в Казани Чемпионат мира. Федерация хотела, чтобы я выступил, но я уже понимал, что в ноябре буду драться в UFC, и решил сосредоточиться на подготовке к бою. Если бы не готовился к ноябрьскому турниру, то, конечно, выступил бы. Почему бы не принести стране медаль, если есть такая возможность?

Но два турнира в течение двух-трех месяцев — это слишком. Нужно готовиться, гонять вес… Все это тяжело, все это выматывает. Можно перегореть, человек ведь не робот. Сейчас я уже полгода целенаправленно готовлюсь к Китаю и не хочу каких-то дополнительных стрессов.

— Ну а если появится еще возможность выступить по саньда, то выступишь?

— По правилам спортсмен имеет право выступать до 40 лет на Чемпионатах мира. Как знать, вдруг я лет в 38 снова загорюсь желанием выступить (смеется). А если серьезно, то я уже наелся. Пускай молодые побеждают.

— Как отнесся твой тренер Гусейн Сайгидович к тому, что ты переключился на ММА?

— Первое время он хотел, чтобы я выступал по саньда. В принципе, я параллельно и выступал и ушу, и по ММА. Даже дважды выиграл ЧМ за это время. Ну а когда я стал пятикратным, понял, что то, что должен был сделать, я сделал. И Гусейн Сайгидович это понял. Он сказал: «Хорошо, что у тебя есть выбор. Было бы плохо, если бы его не было».

— Ты пришел к нему в девять лет. Как признавался Гусейн Сайгидович, еще в раннем возрасте он заметил в тебе большой потенциал. Он говорил тебе об этом?

— Нет, мне он об этом не говорил. Но я понял, что тренер возлагает на меня большие надежды, когда он начал меня отдельно тренировать. Я уже выступал по юниорам и был на подходе ко взрослым. Тогда он стал давать мне какие-то отдельные упражнения, уделять немножко больше внимания… Ну а так Гусейн Сайгидович никогда меня не ставил выше других.

— Ты тренировался в школе-интернате «Пять сторон света». Жил тоже там?

— Нет, я жил рядом, буквально в двух минутах от школы. Поэтому мой выбор заниматься ушу, а не борьбой, как многие в Дагестане, был обоснован. Хотя я с детства, еще до того, как переехать Халимбек-аул (а жил я до этого в Махачкале), интересовался кунг-фу, смотрел разные фильмы. Меня они вдохновляли.

— В «Пять сторон света» вообще трудно попасть?

— Не сказать, чтобы легко. Проходят отборы: смотрят, как ребенок проявляет себя в учебе, насколько он здоров, ну и тренеры обращают внимание на способности. Желающих бывает так много, что приходится делать отборы, которые идут в два-три этапа.

— Какие качества в тебе воспитал Гусейн Сайгидович? Об этом человеке все очень тепло отзываются.

— Мы часто разговаривали с ним, и он очень многое мне дал в плане духовного и умственного развития. Гусейн Сайгидович сделал нас разносторонне развитыми личностями, а не просто узколобыми чемпионами, как он сам любил выражаться. Он много чего рассказывал нам, советовал книги, которые следует прочитать, научил нас поступать по справедливости и оставаться всегда человечными.

В одном из интервью Гусейн Сайгидович говорил, что на одном из ЧЕ Джанхуват Билетов отправил соперника-румына в нокдаун, но не стал добивать его — в итоге схватка продолжилась, Джанхуват выиграл… Не думаешь, что в ММА бы такое не простилось? Могло бы повернуться все иначе… Как вообще совмещать общечеловеческие ценности и такой спорт?

— ММА — совсем другое. Ушу — это благородный вид спорта. Я ни в коем случае не хочу обижать других спортсменов, но в ушу все друг друга знают, все бойцы — как одна семья. Поэтому никто друг другу плохого не желает.

В ММА немного другая ситуация. Если ты не воспользуешься возможностью и не нокаутируешь соперника, не добьешь его, то он может сделать это с тобой. К ММА надо относиться как к драке, там все куда опаснее, а правила куда жестче.

Бывают такие случаи, когда спортсмен уже нокаутировал соперника, видит это… но все равно подходит и дает по башке, чтобы окончательно его отключить, чтобы тот просто двигаться не мог. Я так никогда не делал. Были моменты, когда я нокаутировал и Хорхе, и Гилларда, но когда я понимал, что они уже в нокауте, то даже шага лишнего в их сторону не делал. Ну а зачем еще наносить увечья человеку? Если только нужно показать судье, который не видит ничего и не останавливает бой, то добивай, но аккуратно. А переть на человека и до крови его избивать, прыгать на него — это нехорошо.

«С любым из топ-10 смогу достойно провести бой»

— За всю карьеру в ММА ты уступал лишь раз — сдачей Крису Хокуму. Расскажи о тех, кто тебе помогал подтягивать работу в партере, и насколько тяжело давалась эта работа?

— Я смотрел бои Хокума и думал, что мне хватит устойчивости, но когда упал, все сразу пошло не так… Оказалось, что работа в партере — совсем другое дело, нужны иные навыки. После того боя я как раз и понял, что мне нужно совершенно по-другому готовиться и подтягивать борьбу. В первую очередь мне помогал в этом Магомед Гаджиев, с которым я уже тогда тренировался. Это человек, который все сам на себе прошел, все изучил. Просто первоклассный специалист! Я попросил его работать со мной индивидуально, и он сильно помог мне, приводя в зал местных борцов. Еще хотел бы отметить вклад Гаджи Алиева, Гамзата Гаджиалиева, Али Магомедханова. Всех ребят с Буйнакска, которые приходили и помогали мне в борьбе, хочется поблагодарить.

Для тренировок по джиу-джитсу я ездил на сборы Phuket Top Team, потом дважды был в Бразилии. Там более глубокие знания получил в этой области. Ну и у нас в Дагестане есть школа Абубакарова, в которую, в основном, и хожу.

Конечно, сейчас узнаю много нового у Рикардо Алмейды. Это очень серьезный тренер и боец с большим опытом. Он показывает не просто джиу-джитсу, а именно то, что нужно в ММА.

— Наверняка у каждого тренера свой подход и свои требования. Не тяжело ли тебе перестраиваться?

— Нет, я стараюсь слушать каждого, и брать для себя как можно больше полезного и нужного от любого наставника. К счастью, мне повезло с тем, что я всегда работал с очень хорошими тренерами. Приходя в зал, стараюсь выполнять добросовестно ту работу, которую они мне дают.

— В ММА нужно уметь все, но не секрет, что зрителям зачастую интересны спортсмены, которые проводят бои в стойке. Насколько тебе интересно смотреть за борьбой в поединке?

— Я люблю смотреть такие бои. Поединки Хабиба, например, очень интересно посмотреть. Это же искусство! Совершенно другой уровень. Когда борются бойцы не с очень серьезными навыками, это скучно, но когда спортсмен действительно первоклассный, это очень интересно.

Конечно, моя сильная сторона — это ударная техника. Я буду всегда стараться действовать в стойке, а там, где нужно будет переводить в партер — буду переводить. От этого все равно не уйти. Нельзя забывать свои «козыри», но и над слабыми сторонами постоянно надо работать, чтобы, в случае чего, они не сыграли роковую роль. Чтобы прийти к успеху, нужно быть универсальным бойцом.

— А что для тебя успех? Какие цели в UFC ты перед собой ставишь?

— Мне хочется побеждать в каждом бою и каждого соперника. Я выйду против любого, если буду готов. Хоть против третьего номера в рейтинге. Вообще, считаю, что с любым бойцом из Топ-10 я смогу достойно провести поединок, особенно в стойке. Хотя и понимаю, что в моей весовой категории очень много хороших спортсменов, поэтому мне будет достаточно сложно. Но надо будет кого-либо заменить, то готов буду даже выйти на коротком уведомлении, если буду в форме.

Сейчас мне нужно подняться как можно выше в рейтинге, а дальше будет видно. Я уже много чего выиграл, и у меня не так много времени остается, чтобы проявить себя в ММА. Поэтому нужно газовать, как говорится.

Интервью: Юлия Воробьева

комментарии к новостям

Николай108 Репутация: 17

Оценка комментария:

А в каком он весе дерётся?

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.