Юсуф Раисов: «Хочу перейти в UFC, но для меня важнее слово, данное Хасиеву»

umbra 11 дней назад 0 комментариев

Юсуф Раисов

Долгий путь к вершине ММА нередко сопровождается не только отказом от обычной человеческой жизни со всеми ее радостями, но и травмами, получаемыми в поединках и на тренировках. У многих карьера бойца ассоциируется лишь со славой и большими деньгами, однако наш герой не за этим пришел в профессиональный спорт.

Почему же молодой и перспективный боец Юсуф Раисов сделал такой выбор, если его не интересует то, что движет большинством? О своих целях в ММА и о том, почему для спортсмена так важна скромность — в интервью «Blood&Sweat».

«Не хочу быть звездой. Я не для этого в ММА»

— Недавно ты принял участие в открытой тренировке на «Матч ТВ». Это не отвлекаю тебя от подготовки? Все-таки до боя чуть больше месяца…

— После нашего сбора Зелимхан мне сказал, что нужно как минимум три-четыре дня, чтобы отдохнуть и восстановиться. Остается больше месяца до боя. Еще есть много времени. Если я перетренируюсь, то все мои усилия пойдут насмарку, и я просто не смогу отработать по максимуму и показать все, что умею. Как раз предложение приехать на «Матч ТВ» выпало на даты краткосрочного отдыха. Поэтому я решил поехать, и этот опыт, в принципе, мне понравился. Если честно, то особо там я не устал.

Сейчас стартует заключительный шестинедельный этап. Конечно, я на связи с Зелимханом. Уже приступаю к диете, никуда не выезжаю, отстраняюсь от ненужных дел и занимаюсь только своей подготовкой. Мне нужно тренироваться с утра, отдыхать в обед, еще раз тренироваться вечером и ложиться вовремя спать. Если какой-то момент пропускаешь, то и тренировочный процесс сбивается, а этого нельзя допускать, потому что я сам таким образом могу создать причину для плохого выступления. Нужно всегда стараться сделать больше, чем оппонент, выкладываясь на каждой тренировке. А чтобы на ней выкладываться, нужно хорошо восстанавливаться. Хорошо, что в нашем клубе «Беркут» все есть для этого.

— Ты ведь вырос в Саратовской области, а в «Беркуте» стал тренироваться, когда перебрался в Грозный?

— Да, я с семи я лет пошел в секцию каратэ. Вообще занимался всем по чуть-чуть, но в 18 лет переехал в Грозный.

— Хотел развиваться в профессиональном плане?

— Именно. Президент лиги ACB Яраги Гитаев был хорошим другом нашего отца и был знаком с Майрбеком Хасиевым. Еще раньше, когда он приехал в Чечню, он знал, что Майрбек создаст лигу и в дальнейшем будет развивать ММА. Он видел, как мы с братом тренировались и выступали на любительском уровне, поэтому сказал, что если мы хотим выступать профессионально, то можем приезжать в Грозный и готовится здесь.

Мама, конечно, была против, но все получилось. Сейчас мама, наверное, разбирается в ММА лучше, чем мы. Всех бойцов знает.

— Теперь уже не против?

— Мама всегда против (смеется). Конечно, она волнуется сильно… Когда заканчивается бой, она уже думает о предстоящем.

— А бои хоть смотрит?

— Нет, она усаживает нашего младшего брата перед телевизором, и он говорит, что там происходит. ММА — это такой вид спорта, где нет права на ошибку. Ты представляешь свою страну, свою республику, и должен сражаться за нее. Обычно в поединке не чувствуешь ударов, которые тебе наносят. По крайней мере, так сильно, как это чувствуют те, кто за тебя болеет. Особенно мама.

Я, например, по себе знаю то состояние, когда дерется мой брат. Словами не передать, как волнуюсь. А родители — это совсем другое. Они каждый удар на себе ощущают. Поэтому когда мы говорим, что еще лет десять будем выступать, мама не радуется…

— Ты бы хотел выступать как можно дольше? 

— Буду выступать, пока смогу показывать достойные бои. Драться с более слабым бойцом, чтобы просто напоминать о себе — такой вариант не для меня. Даже если добьюсь больших высот и будут звать на турниры в качестве звезды… Вообще не хочу быть звездой. Я не для этого в ММА.

Когда мне надоест выступать, возможно, я сделаю упор на грэпплинг и джиу-джитсу и буду выступать в этих дисциплинах. Я бы хотел развиваться дальше в джиу-джитсу, но только Всевышний знает, что будет.

— Почему именно джиу-джитсу?

— Я даже не знаю. Мне просто нравится этот вид спорта, тем более он развивается очень быстро. Еще есть такое направление, как ACB JJ. Возможно, там я тоже смогу выступить. Думаю, организации будет интересно свести двух бойцов лиги у себя на турнире.

«На данный момент UFC — это вершина»

— У тебя есть младший брат. Тоже в единоборства отдали?

— Да, занимается вольной борьбой. Хотел тоже в ударку податься, но я не отдал. Никого из своих младших родственников туда не отправлю. Можно сделать результат и на вольной борьбе. Больше ММА я люблю вольную борьбу. Пускай даже и выступаю сам в смешанных единоборствах, но стать, например, олимпийским чемпионом в вольной борьбе — это просто невероятный результат.

Всегда мечтал стать олимпийским чемпионом, но там, где я вырос, не было вольной борьбы. Все другие виды спорта были, но вот ее не было. А чтобы успешно выступать по борьбе, ты должен с детства заниматься ей. Сейчас же я уже достаточно взрослый, у меня другое направление, и самые близкие виды для меня — грэпплинг и джиу-джитсу.

— Каких вершин нужно достичь в ММА, чтобы сравниться с олимпийским чемпионом?

— Сложно сказать… наверное, нужно стать обладателем пояса в лучшей организации. Да, на данный момент UFC — это вершина. Однако, думаю, АСВ в дальнейшем обгонит американский промоушен. Когда мы говорим об этом, в это мало кто верит… Но это пока что.

Да, сейчас все действительно видят чемпионов UFC впереди, все видят, как дерутся эти ребята, какие феноменальные вещи в боях показывают. Поэтому если уж проводить параллель с олимпийскими видами, то первый номер UFC в своем весе, возможно, может сравниться с олимпийским чемпионом.

— Не могу не спросить тебя об эксбойце ACB Забите Магомедшарипове, которому скоро предстоит бой на UFC в Шанхае. Следишь за его карьерой?

— Конечно, ведь это мой близкий друг, мой брат. У нас должен был состояться поединок, но мы оба не захотели драться друг с другом. Мы с ним давно знакомы. Я знаю, как он пашет в зале, верю в то, что он станет чемпионом. Его ничего не интересует, кроме спорта. Уверен, что он далеко пойдет. И не только он, но и все остальные ребята, которые представляют Россию.

— Что касается перехода в UFC — есть ли у тебя к этому интерес?

— Не буду врать, я хочу перейти в UFC, но для меня важнее слово, данное мной Майрбеку. Если Хасиев даст мне возможность перейти в UFC, то я соглашусь. Ну а если наше руководство этого не захочет, то я останусь здесь и буду помогать развивать АСВ до тех пор, пока она не станет лучшей.

— Тяжело это будет сделать? Ведь нужно постоянно побеждать сильнейших, показывать зрелищные поединки…

— Вообще каждый спорт тяжел по-своему, будь то гимнастика, хоккей или ММА. Ради цели ты оставляешь здоровье. Ни один профессиональный спорт не идет на пользу человеку. Приходится жертвовать очень многим… Мы, можно сказать, ничего не видим, кроме зала, тренировок, сборов. Люди думают, что бойцы выходят в октагон, зарабатывают свой миллион, а потом тратят это все налево и направо, прожигая жизнь. Но это не так. Мало кто задумывается о серьезности травм, которые мы получаем в боях, мало кто знает, сколько пота и крови в зале проливаем.

Когда ты живешь в таком красивом городе, как Грозный, и даже не успеваешь следить за изменениями, которые в нем происходят, потому что все время уходит на подготовку… Что тут еще сказать? Это жизнь спортсмена. Мы сами ее выбрали, нам она нравится. Пускай даже и спорт наш жесток.

— Считаешь ли ты смешанные единоборства одним из самых жестоких видов единоборств?

— Да. Разрешены удары локтями, в ММА добивают, вырубают… Но спортсмену всегда нужно вести себя достойно и скромно. Ты должен уходить достойно как после победы, так и после поражения. Даже болельщики твоего оппонента будут уважать за это.

Хороший пример — Беслан Исаев. У него одно выражение лица после поединка, каким бы ни был его исход. Это тот человек, с которого можно взять пример.

Интервью: Юлия Воробьева

комментарии к новостям

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.