Рустам Хабилов: «То, что в легком дивизионе UFC творится с поясом, это несерьезно»

umbra 278 дней назад 0 комментариев

Рустам Хабилов

Пять выигранных подряд боев могут привести спортсмена к титульному поединку, однако российский легковес с такой победной серией Рустам Хабилов до сих пор не входит даже в Топ-15. Прошлый год выдался для него непростым из-за серьезных травм. В этот раз боец готовится вновь взять высокий темп, чтобы доказать, что достоин быть среди лучших.

О принципиальной важности победы над Кайаном Джонсоном на турнире UFC в Лондоне, о ситуации в легком дивизионе и роли вольной борьбы в ММА – в интервью «Blood&Sweat».

«В ММА нечего ловить без борьбы»

— В 2016 ты взял высокий темп и подрался четыре раза, одержав победы во всех боях. На контрасте 2017 год — один победный поединок. Есть ли у тебя в планах провести в этом году какое-то определенное количество боев и какие цели ставишь перед собой в этот раз?

— В UFC я уже одержал пять побед подряд и был уверен, что попаду в топ, но по неизвестным причинам я до сих пор туда не попал. Так что планирую дальше продолжать работать в том же духе и одерживать победы. В связи с травмами в 2017 году я не смог провести запланированное количество поединков, но сейчас я вошел в хорошую форму и в этот раз сделаю больше боев. Думаю, что после шести побед будет уже смешно, если в UFC не дадут мне топа.

— Перед прошлым боем ты говорил, что у тебя была серьезная травма мениска и плеча. Полностью ли ты уже восстановился?

— Да. Я сделал операцию после боя и сейчас чувствую себя намного лучше. Вообще я долгое время не мог прийти в форму… Колени меня постоянно мучили. То одно, то другое. Сначала я оперировал левое плечо и левое колено. Так получилось, что одновременно их травмировал. А прямо перед последним боем за две-три недели я порвал мениск на правом колене.

— Где ты проходил реабилитацию?

— Там же, где меня и оперировали — в Германии. Меня уже через день после операции сразу же посадили на велотренажер и сказали крутить педали. Даже несмотря на то, что нога немного болела. Объяснили, что так надо, что это входит в часть реабилитации. Поэтому практически с первых дней мне начали давать нормальные нагрузки. Это придавало мне уверенности и оптимизма. Да, были сначала серьезные проблемы, но сейчас уже все позади.

— Такие проблемы заставляют тебя пересматривать подход к тренировкам?

— В основном я бегаю такие же дистанции, так же интенсивно тренируюсь и спаррингую. Ну, единственное, когда набираю форму, стараюсь это делать постепенно и наращивать нагрузки помедленнее. Конечно, стал тщательнее подходить к разминке и профилактике травм. В ход идут наколенники, разогревочные мази и все, что помогает лучше справляться с нагрузкой.

— Давай поговорим о твоей подготовке. Ты проходил сбор с нашими вольниками. Насколько я знаю, это не первые твои сборы с национальной командой?

— Да, я уже второй или третий год приезжаю к борцам на сборы. Многое для себя беру от них: тренировки очень полезные, многим интересным приемам можно научиться. У меня не такой уровень борьбы, чтобы им хвалиться, поэтому я и стараюсь улучшать ее, тренируясь с борцами высокого уровня.

— Не секрет, что бойцы смешанных единоборств, и уж тем более с Кавказа, пристально за вольной борьбой. А следят ли наши вольники за ММА?

— Конечно. Они не просто смотрят, но даже в курсе дел. На сборах, помню, собирались и смотрели турниры ACB и Fight Nights. Вольникам, конечно, интересно. Тем более, когда наши выступают в UFC. Более того скажу — есть ребята, которые готовы податься в ММА.

— Серьезно?! Обычно борцы не рвутся туда.

— Есть горячие парни, которые хотят себя там попробовать (смеется).

— Сейчас многие бойцы ММА проходят сборы с вольниками. Как считаешь, насколько интересно публике, которая приходит на турнир по смешанным единоборствам, чтобы, как правило, увидеть рубку в стойке, смотреть на борьбу в партере?

— Понимаете, техникой вольной борьбы должен владеть любой боец. Как минимум, хотя бы какие-то азы знать — как защитить ноги или же атаковать. Если этих вещей нет, то в ММА просто нечего ловить.

Да, конечно, если все время бороться в клетке, то это может показаться скучным. Но одно дело, когда ты просто положил соперника и пытаешься сделать контроль, а другое — когда показываешь эффектные приемы из вольной борьбы. Ну или же в первом раунде можно побороться с противником, чтобы он устал, а потом диктовать свои условия и показывать более зрелищный поединок. Это такие тактические моменты, но их тоже нужно учитывать. Когда соперник никакой после борьбы, он мало что покажет в стойке, и тебе легче будет в этом плане.

Вообще, когда я был в Америке, там тоже бойцы частенько отрабатывали приемы вольной борьбы. Даже многие из Штатов мне писали, что хотят приехать и потренироваться в Дагестане.

— У нас намного выше уровень борьбы, чем у американцев?

— В плане техники — да. Ей вообще нет равных.

— А в плане чего нет?

— Скорее всего, в плане физических кондиций. Американцы больше времени уделяют накачке, развитию выносливости. Как мы видели, на последнем чемпионате мира наши борцы проигрывали на последних 30 секундах. Когда человек устает, уже никакая техника не работает. Американцы в плане восстановления далеко вперед ушли. Причем не только в единоборствах — в принципе, во всем спорте.

«Конор не чемпион, а аферист»

— Обычно перед боями в Европе ты тренируешься в Питере. Почему?

— Да, все верно, я тренируюсь там. Основной этап я стараюсь провести у себя в горах. Такие тренировки полезны для улучшения выносливости. Ближе к бою я еду в Питер, потому что местный климат очень похож на европейский. Да и сам город располагается ближе к Европе.

Кроме того, там для нас с командой там созданы все условия. Тренируемся мы в «SportLife» с Шарапом Гитиновым. Он всегда рад помочь. Бываем еще и в «Fight Fabrika», плюс еще и АСВ тоже открыл зал в Петербурге. Шарап там теперь тоже тренирует, поэтому и туда можем приехать в этот раз. Но в основном всегда в «SportLife» тренируемся. Нас все устраивает: там есть сетка, есть груша, парная, бассейн. В общем, все в одном зале. Особенно это во время диеты актуально, когда сбрасываешь вес и неохота куда-то ехать лишний раз.

— Спарринг-партнеров обычно с собой берешь?

— Да, у нас есть своя команда. Перед поединком я не борюсь с кем попало. Ведь очень важно, чтобы партнер чувствовал тебя, знал, как с тобой лучше работать. Например, перед прошлым боем у меня была серьезная травма. Я ходить-то нормально не мог… Поэтому с Шарапом мы на руках много возились. Он знал, как меня нужно нагрузить, в какую ногу проходить нельзя. Так что совместными усилиями мы и дошли до этой схватки. А если бы работал с незнакомыми, могло все гораздо хуже кончиться.

Обычно во время весогонки и акклиматизации тренировки уже не спарринговые. Ближе к боям организм бывает обычно истощен, можно и травму получить. Поэтому недели за две оставляем жесткие спарринги. Так, побороться можем.

— Ты на своей страничке в Инстаграме уже высказывался о предстоящем бое с Кайаном. Для тебя принципиально важна победа над соперником, который нокаутировал бойца, которому проиграли ты и Ислам Махачев?

— Если бы у меня был еще шанс провести бой с Мартинсом, то я бы все по-другому сделал. Тогда я приехал из Америки и не ходил ни в какой зал, кроме как в зал бокса. По сути, четыре месяца тренировал только бокс. Обычно Мартинс все время шел первым номером, и я думал, что и в тот раз будет так же. Но получилось так, что он вытягивал меня на себя… В общем, все пошло не совсем так, как я планировал.

Честно, не искал с ним после того раза реванша, чтобы доказать что-то, но раз сейчас выпал шанс подраться с парнем, который его нокаутировал, то я не упущу возможности победить его. Для меня будет кровь из носу как важно выиграть этот бой.

 — Кайана нельзя называть топом. У тебя есть объяснение тому, почему тебе, как и другому легковесу Майрбеку Тайсумову, не дают топов?

— Думаю, если бы мы выступали в Америке, то нам давно давали бы топов. Сейчас такой возможности нет. Вообще мы готовы драться в Канаде или в Бразилии, лишь бы они приехали туда.

Раньше у меня не было проблем с визой, я года четыре находился в США, спокойно заезжал и выезжал, а сейчас никто не объясняет, почему отказывают. Как правило, никому ничего не объясняют.

— Неужели кого-то из топов нереально вытащить на бои в Европу?

— Наверное, на серьезные бои они приедут. Ну а так ни один менеджер, конечно, не хочет, чтобы его боец дрался там, где его не будут смотреть. Ведь понятно, что в Америке практически все будут смотреть поединок, а если бой в Европе, то из-за разницы во времени зрителей будет меньше. Поэтому в Штатах обычно и проводят серьезные турниры. Если организация предлагает топу бой в Европе с тобой, а он не соглашается, то как бы ничего страшного. Скажут просто, что он не будет драться там с тобой, а будет другой боец. От Дэйны Уайта немногое зависит. Он же не может приказать спортсмену.

— Давай поговорим о ситуации в легком весе. Тебе не обидно, что все сейчас в основном вращается вокруг трех-четырех бойцов, а другие просто остаются в тени? Ведь твой дивизион реально очень конкурентный.

— Так и есть. Я не понимаю эту политику UFC. Как они могут ставить бойцов с двумя-тремя поражениями подряд в Топ, а бойцов, которые идут без поражений долгое время, оставлять за бортом? Или же почему там находятся ребята, которые только один раз в год могут подраться? Что, например, в десятке делает Майкл Джонсон?.. В UFC, видимо, не хотят проверить топов другими бойцами. Возможно, они не хотят раскручивать какого-то нового спортсмена, а только эту десятку или пятнашку. Все уже хорошо знают, она отбивает деньги для UFC. Какой-нибудь неизвестный боец им вряд ли интересен.

Ну а то, что в легком дивизионе творится с поясом — вообще несерьезно. Все остальные ребята, которые пашут годами всю жизнь, тоже заслуживают шанса подраться за титул, а получается, что даже некоторые попасть в десятку не могут, потому что места как будто забронированы. Да, нужно, признать, что UFC сейчас рассматривает только денежные бои.

— Не секрет, что Хабиб теперь является одним из главных претендентов на титул. Лично тебе против кого было бы интереснее увидеть его бой?

— Конечно, я хотел бы увидеть его бой с Тони, потому что получится отличный поединок. А Конор, мне кажется, не сможет составить ему конкуренцию. Я тоже не считаю его настоящим чемпионом. Я бы его скорее назвал аферистом. Они с Мейвезером обманули всех вокруг… и обокрали (смеется).

— Кто из российских легковесов, на твой взгляд, мог бы достойно выступать в UFC в легком дивизионе?

— Неплохо было бы посмотреть на Абдулвахабова или того же Вартаняна. Еще Ахмед Алиев — тоже очень хороший боец. Американская публика любит таких ребят. Он хорошо дерется в стойке, «бросковитый», зрелищные поединки показывает. Или Шаблий, к примеру, тоже запоминается. Из полулегкого дивизиона я бы отметил Юсуфа Раисова. Он такие рубки устраивает, что одно удовольствие смотреть его бои. Вообще у нас много сильных ребят. Но я сейчас, если честно, немного отошел от просмотра российских лиг.

— Не секрет, что наши лиги сейчас находятся на подъеме, организуют зрелищные турниры и неплохо платят бойцам. Будет ли мотивация у российских спортсменов ехать за границу, когда и тут хорошо кормят?

— Конечно, неплохо быть большой рыбой в маленьком аквариуме, но ведь лучше быть большой рыбой в большом аквариуме. Я бы сказал, что в России есть лишь несколько лиг, которые платят хорошие деньги спортсменам. К сожалению, в основном, они платят их иностранцам.

Ну а так практически любой боец, который хочет доказать, что он лучший, будет стремиться в организацию номер один. Ни для кого не секрет, что это за организация. Если ей в будущем станет Bellator или АСВ, то все будут стремиться туда.

— Почему ты упомянул АСВ, а не Fight Nights, к примеру?

— Думаю, это не новость, что на данный момент АСВ в лидерах среди российских лиг. Даже если просто на улице провести опрос среди любителей ММА, то наверняка многие назовут эту лигу лучшей. В АСВ всегда хорошие конкурентные бои, сильного бойца обычно ставят против такого же сильного, в клетке практически всегда бескомпромиссная рубка. Именно это и привлекает публику. А когда высокоуровневого спортсмена ставят против слабого оппонента, это же абсурд. К сожалению, такое еще встречается у нас.

Интервью: Юлия Воробьева

комментарии к новостям

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.