Вячеслав Василевский: «Я сделал ставку только на бокс».

supersidr 2394 дня назад 0 комментариев

Не успел отгреметь турнир Самбо 70 против Испании, как его хэдлайнер Вячеслав Василевский приступил к тренировкам и подготовке к старту в Нижнем Новгороде на Кубке Федора Емельяненко. Вячеслав рассказал о своих последних поединках и ожиданиям от предстоящей схватке.

— Слава, поздравляю с победой! Какие у тебя самого впечатления от боя с Эноком Солвесом?

Спасибо. Конечно, я рад, что выиграл бой, но тем, как он проходил, собой в этом бою я не очень доволен. Потому что я планировал закончить бой досрочно, нокаутом, но эти планы не получилось воплотить в жизнь. С другой стороны, я понимаю, что бои бывают разные и тактическая победа – это тоже важно. Не всегда бывает нужно выигрывать напором, порой лучше сделать ставку на тактику и победить именно тактически.

— По каким причинам у тебя не получилось воплотить в действие свой изначальный план?

Здесь много причин. Одна из них – все-таки травма руки, полученная мною четыре месяца назад. Она уже зажила, не болит в отсутствии очень высоких нагрузок, но все-таки организм еще помнит возобновление резкой боли при сильных ударах на тренировках, подсознательно я еще чувствую, что не могу бить этой рукой в полную силу. Другая причина в том, что я ожидал от своего соперника немножко других действий. Готовясь к бою, я смотрел видеозаписи его поединков и видел, что он очень напористо ведет бой, работает первым номером. Я полагал, что Энок Солвес также поведет себя и в нашей схватке, но он начал, наоборот, отходить от меня и постоянно работал вторым номером, пытаясь меня встретить. Я планировал идти с ним в обмен ударами, а он стал уходить от меня, и мне нужно было его догонять, я пытался достать испанца, доставал, но не такими сильными ударами, как хотелось бы. Возможно, у меня не получилось полностью перестроиться и в результате постоянные попытки соперника уйти изменили рисунок боя.

— Т.е. тебе пришлось по ходу боя перестраивать свою тактику?

Да, именно. Как раз потому, что ожидал от Солвеса несколько другого. Еще, отчасти была моя ошибка в том, что я не шел в борьбу. В нашем бою было два момента, когда мы сошлись в клинче и, в принципе, оба раза мне удалось бросить соперника без особых усилий, но по ходу поединка я как-то уходил от борьбы. Теперь думаю, что можно было его бить в стойке, сближаться в клинч, бросать соперника, добивать, снова вставать в стойку и повторять эти действия. Возможно, такой тактикой я бы утомил испанца сильнее и это могло принести мне досрочную победу, но я сделал ставку только на бокс, изначально на него настроившись. Проанализировав наш поединок, я считаю, что в этом бою мне надо было все-таки бороться.

— Как прокомментируешь непосредственно ход поединка, каждый из трех раундов?

В принципе, во всех трех раундах у нас происходило примерно одно и то же. Первые два раунда испанец был очень заряжен на удар, напряжен и пытался меня встретить технически на одиночных сильных ударах. Меня это немножко сковывало, я знал, что он будет бить сильно, вкладываться. Получилось, что я выцеливал его, двигался на него, пытался попасть, а он выцеливал меня, желая встретить. Так, три раунда мы «выясняли» в стойке, кому же удастся это сделать. Конечно, в третьем раунде мой соперник подустал, да и я чуть-чуть расслабился, но все-таки уже стал находить к нему ключ, проводил более инициативные атаки, на руках больше попадал. Такой, по большей части, боксерский поединок у нас получился, где я пытался вытянуть соперника на себя, а он – неожиданно для меня – постоянно отходил, не проявляя в бою инициативы.

— Решение судей о твоей победе было единогласным. Ты не стал форсировать события, зная, что преимущество и так на твоей стороне?

В принципе, да. Почему я не обострял сильно бой: когда прошли первые два раунда, я видел, что веду, потому что и попадал больше, и инициативу проявлял, стараясь следовать выбранной тактике и досрочно завершить поединок, а соперник все время работал только вторым номером. Когда начался третий раунд – Энок Солвес нисколько не изменил своих действий, продолжал от меня отходить, снова заняв заведомо проигрышную позицию. Тогда я подумал, что раз бой идет в мою пользу и, судя по всему, также и закончится с моим уверенным преимуществом, и при этом соперник все же не хочет обострять бой – зачем тогда это нужно мне? Если он проигрывает и ничего не предпринимает, чтобы изменить ситуацию – я решил, что для меня нет смысла рисковать, тем более после травмы, и поединок нужно вести до конца именно в таком же ключе. Конечно, если бы по итогам первых двух раундов я почувствовал, что проигрываю, я пошел бы в обмен, начал бы обострять бой, стараясь перетянуть инициативу на себя, стал бы бороться, работать первым номером – словом, не вел бы себя также, как в двух предыдущих раундах, а приложил бы все усилия, чтобы изменить ситуацию. Мой соперник этого не сделал. Меня созданная им ситуация тем более устраивала и поэтому я не стал ничего обострять.

— Расскажи, пожалуйста, как ты ощутил свой переход в средний вес, комфортно ли тебе в весовой категории 84 кг?

Дело в том, что Солвес тоже всегда выступал в 93 кг. Я смотрел его бои, когда готовился, и удивился, что все они в полутяжелом весе. Даже позвонил организаторам и уточнил: точно ли у нас бой будет в весовой категории 84 кг. Раньше мой испанский соперник весил около 92 кг, на взвешивании перед нашим боем он был 86 с лишним килограммов. Мой вес был 84 с небольшим. Т.е. у нас, можно сказать, получилась смежная весовая категория: хоть она и называлась «до 84», соперник был немного потяжелее.

— А какова была разница в весе на предыдущем бое, с Энди Сидоминоу в Калининграде?

Мы выступали тоже в весовой категории «до 84», я весил 84, а француз 87 кг. Поэтому, я хоть и в другом весе – но соперники все равно потяжелее. Конечно, тяжелее не настолько, как это было в полутяжелом весе.

— Как ты сам считаешь, удается тебе в новой весовой категории находить эффективный баланс скорости и веса, удобно ли работать?

В принципе, удобно. Что касается меня – мне вес свой корректировать практически не нужно, потому что он у меня такой и был. Совсем немного, буквально в пределах одного килограмма, легко сушится на заключительных тренировках перед взвешиванием. В целом, да, чувствую себя поувереннее и физически ощущаю себя комфортно, поскольку соперники ненамного больше, уже нет такой серьезной разницы в весе, как раньше.

— Но эти соперники, может быть, более быстрые, чем в полутяжелом весе?

Да, конечно, в этом есть свои минусы и свои плюсы. Может быть, оппоненты будут и побыстрее немножко, чем в 93. Нельзя сказать, что средний вес намного лучше, чем полутяжелый, но по крайней мере, чувствуешь себя поувереннее, когда выходишь на ринг с соперником, равнозначным тебе по весу, а не тяжелее на десяток килограммов. Что касается скорости – никаких неудобств в работе я не ощущаю, все идет нормально.

— Насколько тебе пока еще приходится осторожничать, избегать сильного риска после полученных травм?

Да, пока еще это чувствуется. Когда я начал тренироваться после травмы, очень часто на тренировках случалось, что на боксе я бил правой рукой и испытывал сильную боль, очень неприятные ощущения. Однажды, ударив, я даже подумал, что у меня повторный перелом. После этого я пошел в больницу, сделал снимок и врач подтвердил, что это возобновление перелома, сказав, что нужно накладывать гипс. Я полностью перестал бить правой рукой на тренировках по боксу, потом другие врачи объяснили мне, что нового перелома нет, только сильный ушиб. Проблематично восстанавливался, конечно. Когда я выходил на бой с французом в Калининграде – правой рукой в перчатке я даже не мог толком сжать кулак, очень больно было. Откровенно говоря, выходя на тот бой, у меня в голове были мысли «зачем я на него согласился, если не могу бить правой рукой?»

— Бил левой?

Бил левой, и правой бил. Так сложилось, что соперник был борец, он пропустил пару ударов, после чего немножко подсел, я сделал добивание и бой остановили, засчитав технический нокаут. Будь француз немножко покрепче в плане ударной подготовки – конечно, тяжело бы мне пришлось в том поединке.

— Сейчас ты еще не знаешь, с кем будешь биться на Кубке Фёдора Емельяненко. Пока это неизвестно, как проходит твоя подготовка?

Да, что касается Кубка Фёдора Емельяненко, моего соперника точно еще не утвердили. В ближайшие дни, я думаю, это станет известно, потому что времени остается не так много и я уже должен знать, к какому бою готовиться. Сейчас, т.к. пока мало времени прошло после боя с испанцем, я немного прихожу в себя – не после самого боя, а после своей длительной подготовки к нему, высоких нагрузок на тренировках. Поэтому сделал себе восстановительную неделю: много бегаю кроссы, занимаюсь ОФП, чтобы восстановиться и уже с новыми силами начать следующий подготовительный цикл со следующей недели.

— Ну и поскольку после Кубка Федора Емельяненко у тебя буквально через две недели состоится следующий бой в Польше, с поляком, то после этой восстановительной недели ты начнешь готовиться сразу к двум соперникам?

Да, можно так сказать.

— Не сложно будет подстраивать свои тренировки таким образом?

Ну конечно, сложно, но все равно, когда готовишься к разным поединкам, в тренировках есть и определенные общие моменты, которые будут нужны и там, и там. Выносливость будет нужна, физика, работа над техникой. На обычных, постоянных тренировках идет работа над теми качествами, которые понадобятся в любом бою, а на них уже наслаивается специфика конкретного предстоящего боя. Посмотрев видео боев того соперника, с кем мы встретимся на Кубке Фёдора Емельяненко, можно будет найти что-то общее с поляком, делать упор на действия, которые особенно понадобятся в обоих боях и, конечно, хорошо продумать тактику того и другого боя.

— Слава, спасибо! Желаю тебе удачи в подготовке и в самих этих боях, чистых побед и крепкого здоровья!

Спасибо!

Благодарим за интервью Анна Тищенко
 

комментарии к новостям

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.