Владимир Хинчегашвили: «Сдаваться — удел слабых»

umbra 31 день назад 0 комментариев

Владимир Хинчегашвили

В интервью «Blood&Sweat» лучший борец мира по версии UWW Владимир Хинчегашливи рассказал, как изменилась его жизнь после завоеванного золота на Олимпиаде в Бразилии и какие теперь цели он ставит перед собой.

Олимпийские Игры — пик напряжения. Само попадание на Олимпиаду уже способно перевернуть жизнь многих спортсменов, а завоеванная на Играх награда делит её на «до» и «после».

Путь к заветной цели долог и тяжел, но полная отдача делу ведет к успеху, а вместе с ним приходят слава и признание.

Владимир Хинчегашливи является сегодня одним из самых популярных спортсменов в Грузии. На своей первой Олимпиаде в Лондоне борец вольного стиля завоевал серебро в категории до 55 кг, но уже на Играх в Рио, поднявшись на категорию выше, пополнил копилку грузинской сборной золотой медалью.

В Америке ценят труд профессионалов

— Не так давно в Польше проходил мемориал Циолковского. В своей категории ты завоевал первое место. По составу участников турнир уступал чемпионату Европы, на котором ты тоже взял золото?

— Скажу так — участники были среднего уровня. Не было топовых борцов, но, тем не менее, на соревнования приехали достойные спортсмены. Могу выделить Перпелиту из Молдовы, призера чемпионата Европы, — с ним я боролся в финале. Еще бы отметил спортсмена из Казахстана Саятбека Орассова, с которым я встретился в полуфинале.

— Ты начал этот год очень успешно. Насколько важны для тебя победы на различных турнирах при подготовке к Олимпийским играм?

— Безусловно, заданный позитивный настрой в начале олимпийского цикла — это хорошо. Но важнее сами Олимпийские игры. Главное быть в форме перед ними. Четыре года — это очень большой срок. Сегодня ты на пике формы, но к играм можешь подойти не в оптимальном состоянии. Однако каждые соревнования важны для меня. Они прибавляют мне опыта, а победы на них — уверенности.

— Начни ты чуть менее удачно — не выбило бы из колеи? Наверняка ведь теперь от тебя все ждут только побед.

— Я всегда сконцентрирован на определенной цели, поэтому незначительные неудачи меня не сбивают. Сейчас главное — подготовка к Олимпийским играм в Токио и чемпионату мира, который состоится во Франции в августе.

Вообще, чемпионаты Европы и мира — это во многом показательные турниры для меня. Победы на них очень важны. А вот такие соревнования, как Мемориал Циолкосвкого — это своего рода репетиция.

— Ближайший чемпионат мира пройдет уже совсем скоро. Расскажи, как планируешь готовиться к нему?

— Готовиться буду в Грузии. Сейчас мы с командой проведем общий сбор в Боржоми, а потом уже, перед стартом, поедем в Душети. Будем набирать оптимальную форму, а дальше будет видно.

Во Франции я уже бывал, но ни разу не боролся. Париж — очень красивый город. Соборы, архитектура — все просто великолепно! Ходишь будто по музею.

— Вообще из тех стран, где ты побывал, какая больше всего запомнилась?

— Америка и конкретно Нью-Йорк. Там я проводил мастер-класс. Штаты выделяются на общем фоне. Европейские страны для меня все схожи, а вот за океаном совершенно другой мир. Мне очень там понравилось. К тому же, я там многому научился.

У американцев очень сильная физическая подготовка, спортсмены очень выносливы. Некоторые моменты «физики» взял на заметку. Поделился и своим опытом. У грузин, например, американцам можно поучиться работе в стойке.

— Как оценишь работу американских тренеров?

— Хорошие специалисты. В Америке ценят труд профессионалов. Если ты грамотный наставник, то твою работу обязательно оценят по заслугам. И это правильно, потому что люди делятся знаниями, передают опыт. Многие тренеры этим пользуются. Причем, наверное, в каких-то моментах даже слишком сильно, потому что за простую консультацию по телефону могут взять приличную сумму…

Если будет предложение от лиг ММА, то я подумаю

— Ты сказал, что планируешь выступить на Олимпиаде в Токио, тогда как многие спортсмены предпочитают не заглядывать так далеко вперед…

— Я абсолютно не суеверен. В первую очередь надеюсь на Бога, а затем на себя. Уверен в своих силах. И насчет возраста даже не беспокоюсь. Мне всегда будет 25 лет. Я заморозил время (смеется). Придется выступать вечно.

— После золота в Рио твоя как-то жизнь поменялась?

— Жизнь поменялась только в лучшую сторону, но я не поменялся. Конечно, прибавилось популярности, однако это на меня не повлияло. Выиграть Олимпиаду было одной из главных целей в жизни для меня. И когда я ее достиг, испытал невероятные эмоции. Теперь надо прогрессировать дальше.

У нас такой вид спорта — легко здесь не бывает. Чтобы куда-то пробиться, надо постоянно пахать. Только тогда будет результат. Для кого-то он будет большим, а для кого-то маленьким, но это означает лишь, что нужно больше трудиться и работать над собой.

— Но ведь борьбой много не заработаешь, так? На подготовку тоже нужны деньги. Что уж говорить про бытовые моменты…

— Верно, но в борьбе есть и система клубных чемпионатов. Поэтому в финансовом плане не все так плохо.

— Не обделяют деньгами? Борьба ведь, по сравнению с тем же ММА, не такой прибыльный вид спорта.

— Что касается ММА — я всегда готов послушать предложения. Будет что-то конкретное — можно подумать. А так меня все устраивает и в клубных чемпионатах. Поэтому и борюсь.

— То есть такие турниры являются дополнительным заработком?

— Для кого-то, возможно, основным. Команды из разных стран предлагают борцам со всего мира условия, и если они их устраивают, то подписывают спортсмена на определенный срок. Я выигрывал и иранскую лигу, и индийскую (лига PWL — прим. ред.). В Бундеслиге пока еще не выигрывал только…

— Какие лиги мог бы выделить?

— Самая сильная лига в Иране. По зрелищности и шоу первая — Индия. Бундеслига для меня по-своему тоже интересна… Не могу сказать, что отдаю предпочтение какой-то из лиг. Мне интересно выступать везде.

Перед Олимпиадой в Лондоне я не волновался

— К важным турнирам как обычно подходишь в плане психологии?

— Я стараюсь почти ничего не менять. Телефон не отключаю, с друзьями общаюсь. Все идет как обычно. Разве что на сборах я в режиме тренируюсь — ем — сплю. Только это меняется.

— К первой Олимпиаде в Лондоне готовился без волнения?

— В это трудно поверить, но я не волновался. Был полностью переключен на сгонку веса — тогда согнал девять килограммов. Когда я приехал в Лондон, только и думал о том, как бы мне правильно согнать вес. А когда сделал это, пошел и вкусно поел, а затем поспал, чтобы восстановиться.

Это тоже помогло — о соревнованиях я много не думал. Да и тогда у меня не было опыта, я был молодым, много не анализировал… Во время борьбы, вероятно, я допустил какие-то ошибки и проиграл потом. Однако тогда я был уверен в себе. Даже слишком. Не представлял, как я мог проиграть — и мысли такой не было. Однако по факту в финале я проиграл.

— Причем ты не единожды уступал Отарсултанову…

— Верно. Трижды. Он меня победил, и все. В нашей первой встрече он просто был сильнее меня. Когда человек сильнее тебя, нельзя его одолеть. Наши схватки на чемпионате Европы и Олимпиаде в Лондоне шли ровно, но все же он снова одолел меня. Наверное, дело в опыте… Какие-то ошибки тогда я все же допустил.

— На соперников обычно со злостью настраиваешься?

— Нет, злость мешает. Надо негативные мысли отгонять. Обычно я смотрю схватки сильных борцов. Если не изучить сильнейшего соперника, то будет очень трудно потом.

— Ты говорил, что когда начинал заниматься борьбой, не сразу стал завоевывать призовые места. Что тебя мотивировало продолжать?

— Просто у меня была цель, и я шел к ней напролом. Сдаваться — удел слабых. Конечно, когда ты проигрываешь тому, кто сильнее тебя, воспринимаешь это тяжело. У меня тоже бывали такие моменты. Я вроде бы был и настроен на победу, и предельно сконцентрирован, и хорошо подготовлен, но соперник был просто сильнее меня. Это очень трудно — чувствовать, что кто-то сильнее тебя. И выигрывает этот кто-то не из-за твоей ошибки, а просто потому, что сильнее… Вот и все. Понять это и переступить через это очень тяжело.

— Психологически настроиться на такого соперника — самое тяжелое для тебя?

— Как раз с настроем у меня проблем нет. Самое трудное для меня — гонять вес. Это очень мучительный процесс. Серьезные травмы, к счастью, обходят стороной, а вот сгонка давалась всегда с большим трудом. Сейчас я много не гоняю. Шесть килограммов — это еще нормально. А вот раньше приходилось гонять 8-9 килограммов за 10-12 дней. Все шло тяжко, но ни разу у меня не было перевеса.

— Вернемся к теме психологии. Не секрет, что тебя называют лидером команды. Каково это — быть им? Тяжелое бремя?

— Поколение меняется. Лет пять назад в команде был другой лидер, и мы равнялись на него. Сейчас так вышло, что одним из самых старших и титулованных в нашей команде являюсь я. Конечно, это накладывает определенную ответственность, ведь ребята помладше учатся у меня. Но и я стараюсь чему-то учиться у них.

Бывает, что они иногда сами не понимают, что делают, но делают это настолько уверенно и качественно, что ты, проанализировав их действия, берешь что-то для себя на вооружение. Пацаны у нас все воспитанные. У них и в жизни можно каким-то моментам поучиться.

Борьба — индивидуальный вид спорта. Тут все зависит от тебя. Поэтому важно, чтобы спортсмен мог думать и принимать решения самостоятельно. Даже когда проигрываешь — проигрываешь в первую очередь ты, а не тренер. Надо посидеть и подумать, почему так вышло. Это полезно для личностного роста.

— Ты обычно склонен анализировать свои действия?

— Да. Даже когда полностью доверяешь тренеру, нельзя забывать о своей голове на плечах. Поэтому лишний раз подумать, почему все пошло так, а не по-другому, не помешает.

— Для хорошего спортсмена это очень ценный навык. Может, у тебя есть еще какие-то скрытые таланты, о которых не знают твои болельщики?

— Не, у меня только спортивные таланты (смеется). Все остальное как-то далековато от меня. Ну а что касается хобби — люблю путешествовать, играть в футбол, смотреть кино — ничего необычного.

Интервью: Юлия Воробьева

комментарии к новостям

Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.